Судьба и люди — Индийская астрология

Страница 3 из 13

Окончание статьи Антона Родионова о Николае Втором

    Любопытно проследить судьбы интернациональной расстрельной бригады, включая, разумеется, и тех, кто отдал приказ о расстреле Царской семьи (среди последних, правда, интернационал стремится к нулю, уступая место полной расовой гомогенности). Последними словами Царя были: «Не ведаете, что творите…» Увы, опять ошибся Николай Александрович.

    Конечно, русские убийцы думали, что расстреливают тирана, палача трудового народа, «Николая Кровавого», который на самом деле был добрейшим человеком и единственной виной которого и были доброта и доверчивость – качества, недопустимые для правителя. Чекист Никулин прожил чуть ли не до 70-х годов, занимая до пенсии высокие посты. Бывший каторжник Ермаков, в пьяном угаре закалывавший недострелянных великих княжон ржавым штыком, несмотря на хронический алкоголизм, умер лишь в 1952. В 30-х годах он был желанным гостем у пионеров, которым он, в свете пионерского костра, любил рассказывать о тех счастливых моментах своей жизни, удостаиваясь от юных ленинцев цветов и бравых речёвок. Я почему-то особенно живо представляю себе этот маразм. Председатель Пермского ЧК Лукоянов получил в 1919 тяжёлое нервное заболевание, но умер только в 1947-м… «Не ведают, что творят» предполагает перед собой «Прости им Господь». Неужто действительно простил? И этим недалёким русакам, и туповатым латышским стрелкам – борцам с русским империализмом? Кстати, памятники последним до сих пор стоят по всей Латвии. А вот жиды – те прекрасно ведали, что творят и зачем. Э. Радзинский пишет, что это были евреи, отрекшиеся от своего еврейства. 

    В качестве одного из доказательств приводится предсмертное письмо Юровского своим родственникам, в котором он после «…в грозе Октября судьба повернулась ко мне своей самой светлой стороной…» пишет о годах своего детства и о том, какую ненависть в нём вызывали религиозные обряды, соблюдавшиеся его отцом. Готов поверить, что они отреклись от своего бога, хотя и нанёс кто-то на стене того дома каббалистические надписи. Но божество для поклонения выбрать можно, а вот своих папу и маму – никак. Также как и кровью, в которой спинозовской субстанцией растворена ненависть к белым людям, никак не обменяться с молодыми партийцами до конца.[1] Белый Царь и его Семья – квинтэссенция арийской расы, русский расовый полюс – лакомый кусок для Иеговы (или для божества, заменившего его у «гетеродоксальных»[2] евреев), оптимальное жертвоприношение. Бог Авраама, Исаака и Иакова, бог каббалистов и юродствующих цадиков, бог евионитов и масонов – бог разложения и распада, бог танцующей смерти, по сравнению с которым скандинавский Локи и греческий Кронос выглядят расшалившимися детьми, создатель концентрационной Вселенной – этот бог будет доволен, он поможет в революционных начинаниях и будет требовать новых жертв – и так вплоть до Сталинграда, когда на камни бывшей хазарской столицы, не имевшей никакого стратегического значения, пролились реки арийской (главным образом, конечно же, русской) крови. И ведь действительно помог. Не раз и в 1918-19, и в 1941-42 годах красные висели на волоске. Выручало каждый раз только чудо. То батька Махно пройдётся по тылам неудержимо рвущейся к Москве армии Деникина, то русские «гои» вдруг обнаружат непонятный энтузиазм в деле защиты социалистического Отечества… Поучиться бы у евреев практической магии.[3]

Итак, судьбы еврейских убийц сложились не так благополучно, как прочих. Свердлов в 1919 году был избит на митинге рабочими, после чего тихо и буднично испустил свой «руах». Лукич[4], как всем известно, умер в 1924-м в полном маразме. Над язвительным Зиновьевым – автором формулировки «Царская Семья эвакуирована в надёжное место» — в 1936 вволю поязвит Джугашвили, который, как говорят, тайком присутствовал на бутафорских процессах 30-х годов и ловил свой кавказский кайф. А бывший эсер Вышинский озвучит «мнение народа»: «Расстрелять, как бешеных собак!» Непосредственный убийца Юровский был на верху блаженства, когда ему привезли из-за границы книгу, где он был однозначно указан как палач последнего русского Царя. Чуть меньше удовольствия он должен был получить, когда его дочь Римму – «красавицу, комсомолку, спортсменку» — в 1935-м отправили в лагерь, где она отпахала 20 лет, отрабатывая карму своего папы и свою собственную. И, наконец, совсем не располагала к положительным эмоциям всесжирающая язва, от которой Юровский издох в 1938-м.

    Белобородов – председатель Уралсовета, давший непосредственный приказ об уничтожении Царской Семьи, впоследствии троцкист, на квартире у которого кантовался Троцкий перед своим выдворением за границу – к концу 30-х годов заболел раком горла, но умер не от этого. Его пустили в расход в 1939-м, не пожалев пули для смертельно больного человека. Исай Голощёкин, член Уралсовета, сгинет в лагерях в 40-х. В те же годы та же участь постигнет Сафарова – автора издевательской статьи в «Уральском рабочем». Тема – демократизм советского правосудия, проявившийся при расстреле Царя и его Семьи, хотя никакого суда – ни правого, ни «левого» не было. Рейнгольд Берзин, латышский еврей, командующий Уральско-Сибирским фронтом красных, давший отмашку с фронта о том, что белые близко, и что наступило время исполнить «миссию», будет расстрелян в 1938-м… Спасибо товарищу Сталину, первое и последнее. Наконец, экзотический персонаж. По слухам (и это есть в книге Радзинского) в расстреле участвовал Имре Надь. Тот самый – вождь венгерской революции 1956 года. Он будет безсудно расстрелян русскими военными, прибывшими на подавление бунта.

[1] Я имею в виду распространенные в 20-х годах эксперименты по переливанию крови в институте Богданова.[2] Существует мнение ( ) о якобы присущей еврейству чуть ли не метафизической двойственности, о делении еврейства на «правых» и «левых», на «раббанитов» и «хасидов». Я к таким мнениям отношусь снисходительно и считаю, что «левый» еврей становится «правым» с такой же лёгкостью, как «мирный» чеченец – боевиком, с наступлением темноты.[3] Это, конечно же, шутка. Светлых богов воротит от крови. Они, на мой взгляд, при жертвоприношениях «обоняют» лучшие человеческие побуждения, такие как героизм, преданность, вдохновение, святость… Праведная ненависть тоже подойдёт.

[4] Еврейской крови в нём всего четверть, но не относить же его к русским.

Обсудить на форуме. (0 сообщений)

Статья отражает личный взгляд автора, который может не совпадать с позицией администрации сайта.

Судьба и люди — Индийская астрология

Страница 2 из 13

 Император Николай Вторый.  Статья Антона Родионова. Часть вторая.

    Не астрологический довод мог натолкнуть на правильный ход мыслей. Сурья – хозяин лагны. Если что-то происходит с телом, должен быть задействован хозяин лагны, либо сама лагна. В раши Сурья вместе с маракой, Будхой, и аспектирован другим маракой, Шани. В тримшамше мараки вновь те же – Будха и Шани, и Сурья  вместе с ними в соединении. В Чара Даша идёт маха- и антардаша Козерога – 6-го дома травм и болезней. Значит, велика вероятность несчастного случая. На самом деле, Ники чудом избежал смерти. Самурайский меч почему-то опустился на его голову плашмя.Вместе с перенесением пратьянтардаши Сурьи на 18 дней назад передвинется и вся система планетных периодов Вимшоттари Даша. И вот здесь меня ждало приятное открытие, подтверждающее правильность моего хода мыслей. 8 апреля (ст.ст.) 1894 года… Счастливейший день в жизни Николая – помолвка с Аликс. Впоследствии, все оставшиеся 24 года их жизни они будут отмечать эту дату. Именно в тот день была предопределена их судьба. Свадьба становилась делом решённым и формальным.

    Так вот, 20 апреля (н.ст.) 1894 года шла пранадаша Шукра-Шукра-Шани-Шани-Раху. Шукра – натуральная даракарака (показатель супруга), Шани – управитель 7 дома раши и (в подтверждение правильности выбранной навамша-лагны) управитель 7 дома навамши. В навамше Шани  в 7 доме от Шукры, а оппозиция Шани-Шукра пролегает по оси 4-10 домов, что, согласно д-ру Рао, указывает на узаконивание любовных отношений. Раху в раши на оси 1-7 домов, а в навамше вместе с Шани. Таким образом, полностью приняв эту версию планетных периодов, получаем долготу Луны 16°53´25´´ Рыб и время рождения 11:19:41. Гороскоп, рассчитанный на это время и приводится в начале главы. Теперь картина Вимшоттари и Чара Даша будет выглядеть так.

    Будха: 18.5.1868-6.2.1885Кету: 6.2.1885-6.2.1892, в том числе Кету-Раху: 24.1.1888-12.2.1889, в том числе Кету-Раху-Шукра:

8.9.1888-11.11.1888, в том числе Кету-Раху-Шукра-Будха: с 29.10.1888. В день катастрофы началась сукшма даша сожжённого Меркурия, который является маракой.

    Кету-Гуру:12.2.1889-18.1.1890; Кету-Шани:18.1.1890-27.2.1891; Кету-Будха: 27.2.1891-6.2.1892, в том числе Кету-Будха-Сурья: с 11 мая 1891 Шукра:6.2.1892-6.2.1912, в том числе Шукра-Шукра:6.2.1892-6.6.1895, в том числе Шукра-Шукра-Шани: 26.3.1894-6.10.1894, в том числе Шукра-Шукра-Шани-Шани: 26.3.1894-26.4.1894, в том числе Шукра-Шукра-Шани-Шани-Раху: 18-22 апреля 1894. Помолвка состоялась в самой середине этого периода!

Думаю, что я попал в десятку. Шукра-Шукра-Будха: 6.10.1894-26.3.1895;

Шукра-Сурья:6.6.1895-6.6.1896Шукра-Чандра:6.6.1896-6.2.1898Шукра-Мангала:6.2.1898-6.4.1899Шукра-Раху:6.4.1899-6.4.1902Шукра-Гуру:6.4.1902-6.12.1904Шукра-Шани:6.12.1904-6.2.1908Шукра-Будха:6.2.1908-6.12.1910

Шукра-Кету:6.12.1910-6.2.1912

Сурья:6.2.1912-6.2.1918, в том числеСурья-Сурья:6.2.1912-24.5.1912Сурья-Чандра:24.5.1912-24.11.1912Сурья-Мангала:24.11.1912-30.3.1913Сурья-Раху:30.3.1913-24.2.1914Сурья-Гуру:24.2.1914-12.12.1914Сурья-Шани:12.12.1914-24.11.1915Сурья-Будха:24.11.1915-30.9.1916Сурья-Кету:30.9.1916-6.2.1917Сурья-Шукра:6.2.1917-6.2.1918. 

Чандра: с 6.2.1918, в том числе Чандра-Чандра-Шани: 13.6.1918 — смерть 17.7.1918.

Лев:1868-1871Дева:1871-1875Весы:1875-1883Скорпион:1883-1886Стрелец:1886-1889Козерог:1889-1891, в том числеКозерог- Козерог:18.3.1891-18.5.1891Водолей:1891-1894, в том числеВодолей-Водолей:18.2.1894-18.5.1894Рыбы:1894-1906Овен:1906-1918Телец:1918-1919, в том числеТелец-Овен:18.5.1918-18.6.1918

Телец-Рыбы:18.6.1918-смерть 17.7.1918

    Далее, все события жизни Николая получают логичное объяснение и отражение в этой картине планетных периодов. 6 февраля 1892 начинается махадаша Венеры. Помолвка Николая с Алисой Гессенской становится близкой и осязаемой. Но венценосные родители пока не дают на неё согласия. Но Венера то терпеть не будет! Она сказала: «Надо!» – и придётся отдать честь (я имею в виду взять под козырёк) и выполнять. И в марте 1892 Ники делает решительный шаг в отношениях с Матильдой Кшесинской. Александр III, всё ещё надеясь увидеть своей невесткой дочь герцога Орлеанского и пытаясь отвлечь Ники от Аликс, ещё 2 года назад старался толкнуть сына в объятья прима балерины. Но у того шла махадаша зловредного Кету в 7 доме. Не смог русский самодержец преодолеть власть звёзд даже в таком вопросе, как выбор невесты для сына (потом только выяснится, что этот вопрос был вопросом жизни или смерти державы). Поэтому когда говорят о чьём-то всевластии и всемогуществе, что у какого-нибудь пётр иваныча или семён марковича всё схвачено, или, закатив глаза, рассуждают о всесилии олигархов или масонов… Просто вспомните этот эпизод.

    Пратьянтардаша Шукра-Шукра-Будха. 1 ноября 1894 – смерть отца и вступление на престол. В двадашамше Шукра – управитель 6-го дома, а Будха – марака, в 7-м доме от Шукры. Кроме того, в раши обмен хозяев 10-го и 11-го, если посмотреть от Солнца – сигнификатора отца, превращается в обмен между 1-м и 2-м (хозяин 1-го в марака-стхане, а хозяин 2-го, марака – в лагне). 26 ноября – свадьба, которая, как отмечалось ранее, была делом решённым и в планетных периодах дополнительного отражения не нашла (вполне достаточно того, что она произошла в период Венера-Венера).

    Антардаша Шукра-Сурья. Рождение Ольги 15 ноября 1895. О роли Шукры в деторождении уже говорилось, а Сурья – хозяин 1 дома, причастного этому увлекательному и благому делу. Венчание на Царство 26 мая 1896. Солнце – планета царствования – в 10 доме. 30 мая – Ходынка. Это событие не могло сразу отрицательным образом сказаться на судьбе Николая, но явилось миной замедленного действия, что будет видно из дальнейшего повествования.

    Антардаша Шукра-Чандра. Рождение Татьяны – Чандра в соединении с хозяином 5 дома, Гуру. Антардаша Шукра-Раху. Рождение Марии и Анастасии – плодовитый Раху в раши-лагне и саптамша-лагне. Антардаша Шукра-Гуру. Проигранная Японии война – Гуру в 8 доме катастроф в соединении с хозяином 12 дома потерь. Рождение цесаревича Алексея – Гуру является натуральным путракаракой и хозяином 5 дома. И вот ещё один затяжной тревожный звонок: революция 1905-1907 гг., полностью уместившаяся в антардашу Сатурна. Бунтующая чернь – инородцы, отбросы общества, интеллигентствующее отребье – начинают претворять в жизнь мрачные прогнозы николаевского гороскопа. Антардаша Шукра-Будха. Этот период может пролить свет на таинственный обмен управителей 10-го и 11-го домов. Я интерпретирую его так. Огромная романовская семья чуть ли не в полном составе принимает участие в управлении государством. Николай, с самого начала царствования не поставивший своих женщин на место («Спросите у матушки» – таков был его обычный ответ по поводу того или иного назначения), стал просто-напросто равнодействующей силой этих разнородных влияний. Всяк норовит порулить. А у семи нянек дитя без глазу. Как уже отмечалось выше, от Солнца, которое мы на этот раз возьмём в качестве сигнификатора государственной власти, это смертельно опасный обмен между управителями 1-го и 2-го. 1908-1910 годы – это, возможно, пик внутрисемейных дрязг, либо какая-то зловещая интрига.

    В махадаше Сурьи привлекают внимание антардаши следующих грах. Юпитера: начало I Мировой войны и всеобщее воодушевление по этому поводу; Сатурна: тяжёлые поражения на фронте; Меркурия: Царя и Династию начинают открыто поносить в Думе и в СМИ. И вот, эхо Ходынки: Венера-Солнце – коронация, а Солнце-Венера – отречение от трона.Смерть произошла в пратьянтардашу Чандра-Чандра-Шани. Роль этих грах в смерти очевидна. С 18.5.1906 по 18.5.1918 по Джаймини шла даша Овна, где расположена гнатхикарака – показатель неприятностей. Отречение произошло в антардашу  Рыб (8 дом), смерть – также в антардашу Рыб, но в махадашу Тельца. Таким образом, системы Парашары и Джаймини резонировали – Луна в 8-м доме и Рыбы – 8 дом. Телец, обречённый на заклание… Это навязчивая мысль Николая ещё с юности. Рождённый в день Иова многострадального, он должен был принести себя в жертву, чтобы Россия обрела покой… Недопустимо царствовать с такими мыслями. Отрекаясь от трона, Николай думал, что подписывает приговор одному себе. Но он подписал его и своей семье и всему русскому народу. После поражения белых русские как нация не существуют ни де факто, ни де юре. Воз-рождать нечего. За Русь остаётся только мстить. И в этом мстительном порыве, возможно, родится новая Русь. Нации предшествует каста. Каста мстителей за Русь поверженную даст начало новой русской нации.

    Подводя краткий итог размышлениям о гороскопе Николая, следует сказать, что фатальную роль в его судьбе сыграло положение Сатурна в 4 доме в раши и в четырёх других основных варгах. Во всех этих случаях на злую природу Сатурна наложилась его приобретённая вредоносность, ибо везде в этих гармониках лагна попадает в огненные и водные знаки. Трагедия Николая в том, что не имея в своём гороскопе ни одной раджа йоги, он так и не смог определить сферу приложения своих сил, и, будучи старшим сыном в семье, вынужден был принять на себя царский венец, который стал для него терновым – Солнце в 10-м доме, аспектированное обоими мараками. Природа этих марак даёт нам представление о людях, которые свершили приговор Царю и Империи. О Сатурне уже многое сказано, Меркурий же даёт нам лукавых царедворцев, вроде масона графа Витте и легковесных краснобаев, вроде Паши Милюкова. Махадаша поражённого Солнца срезонировала с плохой дашой Овна с гнатхикаракой (так и хочется написать «гнидакаракой») в Чара Даша и привела к краху. За несколько месяцев до смерти даша Солнца сменилась на дашу Луны – хозяйки 12-го дома в 8-м, а даша Овна – на дашу Тельца, где находятся даракарака (показатель жены) и путракарака (показатель детей).Обсудить на форуме. (0 сообщений)

Судьба и люди — Индийская астрология

Страница 11 из 13

                        Германия.

    Скажу сразу, что не уверен в своей версии немецких циклов. История Германии изложена в БСЭ отвратительно, огромные промежутки времени остаются неосвещенными.

    А восполнить пробелы начального этапа за счет последующих трудно, так как Германия большую часть своей истории пребывала в раздробленности. Формально Священная Римская империя просуществовала до 1806 года, однако уже где-то с 13 в. она играла лишь формальную роль. Нетрудно видеть, что примерно ту же роль, что в русской истории играет 12-й год, в истории Германии играет год 18-й. 1618 – начало разорительной 30-летней войны, 1918 – революция и военное поражение, в 16 веке с погрешностью -1 год – выступление Лютера и начало Реформации, веком раньше с погрешностью +1 год – начало Гуситских войн. Я склоняюсь к тому, чтобы за начало первого германского цикла принять 918 год. Распад Франкского королевства произошёл в 843, а формальное обособление Германии – в 911. Деятельность такой знаковой фигуры, как Генрих I Птицелов начинается опять же с погрешностью +1 относительно 918 года. Он правил с 919 по 936. Его сменил Оттон I, в результате удачных итальянских походов которого была присоединена Северная Италия и в 962 г. провозглашена «Священная Римская империя германской нации». Папство было поставлено в зависимость от императора, что стало зародышем будущего противостояния гибеллинов и гвельфов. При Оттоне I в 955 г. в битве при Лехе были разгромлены венгры. Была присоединена Лотарингия, а Чехия признала свой вассалитет. К аномалиям цикла следует отнести неудачные войны с Польшей в начале 11 в. (последняя четверть Золотого века), что подпадает под п.3 аномалий, указанных Мошковым (подъёмы редко обращаются в упадки целиком, в Золотом веке упадку достаётся как правило четвёртая четверть столетия).

    Эти войны закончились заключением проигрышного Будишинского мира опять таки в 1018 году. Вообще очень сложно было исследовать германские циклы, поскольку большую часть времени единое государство отсутствовало, кроме того, была Австрия, где по большей части правила немецкая династия, но население было по большей части славянским с другим циклом, а также были владения Тевтонского Ордена в Прибалтике и Пруссии, а в 1226 году Ордену, точнее, его прибалтийским владениям императором была предоставлена полная автономия. Франконская династия (1024-1125). При Конраде 2 присоединение Бургундии (1032). Вторая половина 11 в. освобождение папства из-под власти императора (Латеранские соборы). Можно заметить, что пока в моей схеме царит сумбур – такое впечатление, что в Золотом и Серебряном веках подъемы и упадки поменялись местами. 1122 (это уже упадок Медного века) при Генрихе 5 компромиссный Вормский конкордат. Подъем Медного века проходит под знаком правления Фридриха 1 Барбароссы (1152-90). Он ведет борьбу за фактически независимую Северную Италию с Ломбардской лигой. Советские источники, памятуя о том, что именем этого императора был назван гитлеровский план нападения на СССР, упоминают такие события как разрушение войсками Фридриха Милана в 1162, разгром Фридриха войсками Ломбардской лиги при Леньяно (1176 г.), повлекший капитуляцию перед Римом и, с особым ехидством, безславную гибель Фридриха в горной малоазиатской речке Салефе 10 июня 1190 г. во время Крестового похода. Однако представлять правление Барбароссы как сплошную полосу провалов и неудач совершенно неправильно. 

    Исследователь Вольфганг Акунов пишет, что в 1158 г. глава Ордена иоаннитов Раймунд дю Пюи обратился за подтверждением привилегий Ордена не к папе, а к Фридриху, как бы признавая тем самым за ним, а не за папой первенствующее положение в христианском мире Запада. А чуть раньше он отмечает, что «…с тех пор как престол Священной Римской Империи занял энергичный Фридрих 1 Барбаросса, центр власти тогдашней Европы переместился из Парижа и Рима ко двору этого выдающегося представителя династии Гогенштауфенов». Но даже после гибели предводителя часть немецких войск достигла осенью 1190 г. города Акконы и, дождавшись подкреплений из Италии и Германии, а также английского и французского контингента, взяли город изнурительной осадой. До Фридриха Барбароссы первый для немцев Крестовый поход, также окончившийся полной неудачей, совершил Конрад 3 (1138-52) – первый представитель династии Гогенштауфенов. Он «взял крест», вдохновленный пламенными проповедями Бернара Клервосского, с которым он встретился на Рождество 1146 г. на Шпейерском Рейхстаге. Вообще, крестоносный пыл той эпохи прекрасно иллюстрирует письмо султана Саладина халифу Багдадскому, отрывок из которого следует привести: «Так будем же надеяться на милость Аллаха, и пусть та опасность, в которой мы находимся, оживит ревность мусульман… Ибо мы не устаем изумляться ревности неверных и равнодушию правоверных. Взгляни на назореев, взгляни, в каком количестве они прибывают, как они соперничают друг с другом в ратном деле, как охотно они жертвуют своими богатствами, как они объединяются, как стойко они переносят величайшие страдания, невзгоды и нужду во всем! Нет среди них ни одного владыки, ни одного острова или города, ни одного человека, будь он даже наиничтожнейшим из всех, который не послал бы на эту войну своих крестьян, своих подданных, который не предоставил бы им возможность проявить свою доблесть на поле славы. Они творят все это, ибо верят, что служат тем самым своей религии, и потому охотно жертвуют своей жизнью и своим имуществом. Будем же надеяться, что Аллах пошлет нам помощь и поможет нам, в своей неизреченной милости, истребить всех недругов, а всех правоверных спасет ото всех опасностей!»

    Забавный эпизод из 2 половины того немецкого Медного века – подчинение Англии. Произошло это следующим образом: После захвата Аккона австрийский Герцог Леопольд 5, как предводитель всех германских войск, потребовал признать его равным по положению другим главным вождям крестоносцев – королям Англии и Франции, в знак чего поднял свой стяг рядом со стягом Ричарда Английского. Но возмущенные англичане сорвали австрийский стяг, разодрали его в клочья и сбросили в ров, окружавший стены на городской цитадели Аккона. Леопольд воспринял случившееся как оскорбление и затаил злобу на высокомерных англичан. Возможность отомстить их королю представилась Леопольду, когда Ричард, переодевшись рыцарем Храма, в сопровождении всего 4 слуг, возвращался в Англию морским путем. Его корабль, попавший в шторм на Адриатике, потерпел крушение близ Аквилеи, откуда Ричард продолжал свой путь по суше. Близ Вены он был опознан, схвачен и выдан Леопольдом Австрийским Императору Генриху 6. Тот приказал бросить его в темницу имперского замка Гогенштауфенов Трифельз близ Аннвейлера в Рейнском Палатинате. Ричард просидел в германском узилище более года и был выпущен на свободу только в 1194, для чего ему пришлось уплатить 100000 марок серебром в качестве выкупа и принести ленную присягу владыке «Священной Римской Империи».

    Фридрих 2 Штауфен (1212-50), восторженно почитаемый некоторыми традиционалистами, был, на мой взгляд, типичным деятелем Железного века. Чего стоит только его 5-тысячная сарацинская гвардия и негласный титул «сицилийского султана», полученный им за его терпимость к мусульманам. По-моему всего этого достаточно, чтобы умерить любые восторги по поводу его личности. Когда в эпоху Крестовых походов, то есть, по существу расовой войны, вождь набирает себе сарацинскую гвардию, то это все равно, что если бы вождь русских националистов набрал себе охрану из батальона «Восток». С другой стороны, чем, если не свидетельством слабости и упадка собственной нации является такой поступок? Дошел один из приказов, данный Фридрихом 2 начальнику своей сарацинской гвардии, направленный им против мятежного г. Гаэты, где засели сторонники гвельфов. «Доверяя вашей искренней и стойкой верности, которую Мы при всех обстоятельствах считаем надежной, сочли Мы за благо поручить вам ведение войны против Гаэты и отмщение как городу, так и его жителям, изменившим Нам. Повелеваем вам, под страхом лишения вас Нашего благоволения, подступив к городу, прежде всего незамедлительно и со всей непреклонностью уничтожить все виноградники и плодовые сады. После чего надлежит вам, в целях приведения всей области к покорности, днем и ночью неукоснительно пребывать при метательных машинах, камнеметах и катапультах. По взятии города надлежит вам всех знатных горожан и лиц благородного звания, которых там найдете, ослепить, отрезать им носы и выгнать вон из города нагими. Женщинам же также отрезать носы для позора, после чего отпустить. Всех детей мужеского пола, которых там найдете, оскопить, после чего дозволить им остаться в городе. Вам также надлежит разрушить до основания городские стены, башни и дома, кроме церквей и домов священнослужителей, коим вы не должны причинять никакого вреда. Когда весть о каре распространится по миру, то да содрогнется каждый изменник в душе и да проникнется страхом».

    Здесь самое время осветить вопрос о взаимоотношениях императоров с папством. Формально столицей императоров считался Рим. Но чтобы добраться туда, им приходилось предварительно короноваться в восьмиугольной церкви «Октагон» г. Ахена королевской короной Германии, после чего, взойдя на трон Карла Великого, созывать войска и идти походом на Италию, где папы в Риме – с большей или меньшей степенью добровольности – возлагали на них корону «римских императоров». Как правило, пребывание этих императоров в Италии использовалось их непокорными вассалами в Германии для устройства заговоров и мятежей. Новоиспеченным «римским императорам» приходилось срочно возвращаться из Италии в Германию подавлять эти мятежи. Папы, как правило, тут же поднимали против императорской власти население Рима, а то и всей Италии, причем нередко, с целью дальнейшего разжигания усобиц в Германии, короновали кого-либо из других германских князей «контримператорами». Императоры, подавив мятежи за Альпами и набрав новое войско, возвращались в Италию и заменяли непокорных пап «антипапами». Ввиду ограниченности собственных людских и материальных ресурсов, императорам приходилось призывать под свои знамена вассалов. Денег для выплаты им жалованья императоры, как правило, не имели, и, кроме надежд на богатую итальянскую добычу, могли расплачиваться с вассалами за верную службу только предоставлением им все новых привилегий. Чем больше привилегий получали вассалы от императоров, тем более независимыми становились они от императорской власти. Т.о., чем сильнее становились римско-германские императоры в Италии, тем слабее они становились в Германии. Поэтому многие из них – например, Фридрих 2 Гогенштауфен предпочитали жить в своих итальянских владениях – тем более, что столицей их Империи считался Рим! – а в Германию почти не заглядывали. Так обстояло дело, по-видимому, чуть ли не с провозглашения «Священной Римской Империи» Оттоном 1 в 962 г., а во времена Фридриха 2 усобицы достигают апогея.

    Еще во время своей коронации германским королем в Ахене в 1212 Фридрих дал обет принять участие в Крестовом походе. Затем он неоднократно откладывал это благочестивое предприятие, пока не дождался отлучения от церкви. Невзирая на это, Фридрих с крайне малочисленным отрядом около 800 воинов в 1228 г. отправился в Палестину. Наготове стояло 2 сарацинских армии, в любой момент могущих его уничтожить. Тогда Фридрих написал султану аль-Камилю льстивое письмо, а тот согласился уступить ему Иерусалим. 17 марта 1229 Фридрих совершил торжественный въезд в город. Но добытый таким путем Иерусалим продержался недолго и в 1244 г. он был уже окончательно взят хорезмийцами Джелал-ад-Дина, отступавшими на запад под натиском монголов.

Основанный в Палестине в 1191 г. Тевтонский Орден в начале 13 в. начинает экспансию в Прибалтику.

    К эпизодам Железного века можно отнести и поражение рыцарей в битве с дружиной Александра Невского, но при этом стоит развеять один вредный и нелепый миф. А именно – о раздувании пограничного конфликта в ранг цивилизационного противостояния. А. Широпаев пишет:Александр Невский – это родовая «реинкарнация» Андрея Боголюбского, который как будто «восстал из склепа». Скорее всего, еще до своего появления в Новгороде Александр понял, что нашествие монголов дает ему уникальный шанс на осуществление заветной цели своего предка: создание изоляционистской автократии. Александр решил использовать Батыя, предложив ему себя в качестве главы коллаборационистского режима на Руси. Он решил подмять под себя вольные русские регионы, опираясь на Орду, сделав ее своей «крышей», гарантией своей диктаторской власти. Все русские – рабы Александра, а он сам – раб хана, вот формула власти Невского.    Но это означало тотальную смену исторической парадигмы. Русь – часть Запада – должна была стать врагом Запада. То есть перестать быть Русью, как хотел еще Боголюбский.Оправдать столь радикальный поворот к Востоку можно было лишь при помощи мифа о вечной и смертельной угрозе с Запада, пресловутом Drang nah Osten. И Александр, пользуясь случаем, приступил к созданию этого базового российского мифа.     Первым этапом создания этого мифа была битва со шведами на Неве, но я здесь разберу только второй – более грандиозный этап – так называемое «Ледовое побоище». Слово вновь предоставляется Алексею Широпаеву:В Пскове была сильная прогерманская партия, считавшая, что сохранение русской идентичности требует интеграции с Европой. Сильной она, скорее всего, была потому, что опиралась на значительную часть псковичей. Однако не все поддерживали германофилов, как всегда, нашлись и «патриоты». Очевидно, в Псковской республике разгорелся политический кризис по поводу выбора внешнеполитического вектора. На подмогу западникам вместе с князем Ярославом Владимировичем пришли немцы, возможно на основе каких-то договорных соглашений. Это более чем вероятно: военные союзы Пскова с Орденом заключались неоднократно. И неслучайно, что во время Второй мировой войны немецкие власти издавали в Пскове и Новгороде специальные книги, в которых доказывали, что времена наибольшего процветания этих русских земель отмечены их дружбой с немцами и шведами.    Псков открыл немцам ворота и они без боя вошли в город, где стал править некто Твердило Иванович, очевидно, лидер западников. Между тем, немцы начали выяснять отношения с Новгородом: заняли Вотскую пятину, укрепились в Копорье, принялись терроризировать на дорогах новгородских купцов. Что за этим стояло, сегодня однозначно сказать трудно, возможно – какие-то старые претензии рыцарей к новгородцам по территориальным и торговым вопросам. История взаимоотношений Новгорода с немцами и шведами пестрит и военными конфликтами, и мирными договорами «по старине» — эта формула свидетельствует о том, что добрые отношения Новгорода с западными соседями имеют свою традицию. Именно дружба с Западом, а не конфликты с ним составляла доминанту новгородской внешней политики. В Новгороде издавна были немецкие и готландские торговые дворы, где зарубежные купцы пользовались полной независимостью, вплоть до судебной. Кроме того, эти дворы обладали экстерриториальностью: заходить на них мог только княжеский посол. Наконец, когда в течение XIII века возник славный Ганзейский союз (Hanse), объединивший порядка семидесяти городов Северной Европы, Новгород, наряду с Брюгге, Бергеном и Лондоном, стал одним из его главных опорных пунктов. Более того: именно в Новгороде была учреждена главная контора Ганзы. Как пишет Карамзин, Ганза старалась всячески угождать новгородцам, пресекала злоупотребления, строго следила за качеством привозимых товаров. Очевидно, неслучайно начало упадка Ганзейского союза (конец XV века) совпадает с началом московской оккупации Новгорода, длящейся по сей день – в этом году ее печальный юбилей: 530 лет. Характерно, что даже такой признанный «русофоб» как Альфред Розенберг в своей знаменитой книге пишет: «Руины Новгорода и Висби говорят так же громко о нравственной силе, как и ратуши Брюгге, Любека, Бремена». Как видим, Новгород назван первым в ряду славных ганзейских городов. «Нравственная сила», т.е. дух свободы и достоинства — точнее не скажешь. Кстати, в Висби, на острове Готланде, новгородские купцы имели свою церковь.    Наконец, и это надо прямо сказать, что новгородцы, как и их соседи по Балтике, были отнюдь не «голуби мира». Ушкуйники ходили не только на восток и не только в ответном порядке. Их боевые ладьи пересекали и Варяжское море. Но это были, так сказать, исторические будни Северной Европы, отнюдь не нарушавшие ее цивилизационной целостности.    Немцы хотели захватить Новгород? Сильно сомневаюсь в этом. Обратимся к Л. Гумилеву как наиболее яркому представителю антизападной исторической школы. В книге «От Руси к России» (М., 1992), описывая события середины XIII века, он утверждает: «К русским немцы и шведы относились еще более жестоко, нежели к прибалтам. Если, к примеру, захваченных эстов обращали в крепостное состояние, то русских просто убивали, не делая исключения даже для грудных детей». Это сказано на странице 124. А на странице 127 читаем: «Большинство новгородцев твердо придерживалось прозападной ориентации». Где же логика? Запад строит в отношении Руси захватнические планы, более того: грозит тотальным геноцидом русского населения, а новгородцы, тем не менее, стоят за союз с Западом. Причем твердо стоят. «Мы от рода варяжска!» — любили говаривать в Новгороде, подчеркивая свою европейскую идентичность. Что-то тут не вяжется у Л. Гумилева и у патриотической историографии в целом. Похоже, на нее сильно повлияли известные сценки из советского агитфильма «Александр Невский», снятого еврейским режиссером Эйзенштейном, заточенного на «освободительную» войну с Европой.    Итак, Новгород для решения своих локальных проблем вновь призвал князя Александра и тот в 1241 году взял обратно Копорье. А в 1242 г. впервые поехал в Орду.    В датировке этой поездки историки «плавают». Одни называют 1242 год, другие – 1247-й, третьи – 1251-й. Что называется, выбирай на вкус. Лично мне наиболее вероятной представляется первая дата.

Согласно официозной историографии, Невского позвал Батый. Однако предполагаю, что Александр ждал этого приглашения, зная, что оно обязательно последует. Возможно, что Александр даже инициировал его. Невскому был очень нужен этот визит, чтобы предложить себя Орде в качестве преданного и выгодного коллаборациониста, уже зарекомендовавшего себя как бескомпромиссного антизападника. Визит более чем удался: Александр был привечен, обласкан, его геополитическая и культурно-расовая ориентация нашла полное понимание татар – ведь они сами только что, в 1241 г., дрались с европейскими рыцарями при Лигнице, в Силезии, и были разбиты ими при Оломоуце, в Чехии. Невский стал побратимом ханского сына, царевича Сартака, а значит, приемным сыном Батыя. Очевидно, так хан решил утешить своего верного вассала, только что схоронившего своего настоящего, кровного отца – Ярослава.

3. «Лед тронулся!..»

    Теперь, заручившись ордынским «крышеванием», можно было действовать дальше. Как пишет Л. Гумилев, Невский «со своими суздальскими, или, как тогда говорили, «низовскими» дружинами при поддержке новгородцев и псковичей напал на стоявший в Пскове немецкий отряд». Заметим: опять основная часть воинства Александра – суздальцы, а местные, что называется, лишь на подхвате. Новгород явно не хотел увязать в этой ситуации. Зато Невский был кровно заинтересован в эскалации конфликта, в раздувании его «исторического значения».Итак, Александр выбил немцев из Пскова, сверг западническую администрацию, а затем вторгся в Чудскую землю – во владения Ордена. Кстати, этот момент в упомянутом фильме С. Эйзенштейна выделен особо: лента, появившаяся в прокате в 1941 году, снималась года за три до этого, во времена, когда гремел сталинский лозунг «Бить врага на его территории!». Советский писатель К. Симонов излагал его поэтически: «Под Кенигсбергом на рассвете мы будем ранены вдвоем…». Написано, заметим, еще в 1938 году. Об этой доктрине «активной обороны» много и хорошо рассказывает в своих книгах Виктор Суворов. В фильме Невский в исполнении артиста Черкасова зычно произносит: «Не можешь биться на чужой земле – нечего тебе делать и на Отчине! На чужой будем биться!».Александр вошел в «логово фашистского зверя» — в Ливонию и, как сказывает летопись, «распустил все свои полки за добычей». И тут начинаются сплошные загадки. По С.М. Соловьеву, ливонцы встретили один из русских отрядов и разбили его; «когда беглецы принесли Александру весть об этом поражении, то он отступил к Псковскому озеру и стал дожидаться неприятеля на льду его, который был еще крепок 5 апреля». Л. Гумилев рисует совсем другую схему военных действий: «Освободив Псков, он (Невский) двинулся на главные силы ливонцев, которые отступали, минуя Чудское озеро. На западном берегу озера, у Вороньего камня, немцам пришлось принять бой».    Так что же было на самом деле? Наступали немцы или отступали? Где произошел бой? На Псковском озере или на Чудском? Вообще-то это разные водоемы, хотя и соединяющиеся посредством Теплого озера. Наконец, на каком берегу Чудского озера находится Вороний камень? Например, в книге «Мир истории. Русские земли в XIII-XV веках» (М., 1986), одним из соавторов которой является известный советский историк И. Греков, помещена схема Ледового побоища, согласно которой Вороний камень находится на восточном берегу, а не на западном, как утверждает Л. Гумилев. На западном берегу находится Узмень – согласно названной схеме, «другое предполагаемое место побоища».    Итак, не очень понятно, ГДЕ произошло «Ледовое побоище». Столь же неясно, КАК оно происходило. В принципе, все официозные историки рисуют следующую картину. Рыцари, построившись клином («свиньей»), ударили в центр русского войска, состоявший из полка пешего строя, и проломили его. Когда немцы уже достаточно углубились в русский тыл, их атаковала с флангов русская конница. Таким образом, ливонцы угодили в клещи. А тут еще, как пишут, под ними и лед треснул.    Насколько правдоподобна эта картина? Впору задаться вопросом: а был ли мальчик? И если был, то, может быть, какой-то совсем другой? Что заставило немцев, построившись плотной конной массой, броситься, очертя голову, по весеннему льду на русский пеший центр, забыв о его конном прикрытии на флангах – сказать очень трудно. Тут даже иные патриотические историки выражают недоумение, сводя все, в конечном счете, к «гениальности» Александра Невского, как-то побудившего ливонцев к таким действиям.    А, может быть, секрет его «гениальности» — в только что состоявшемся визите в Орду, где он прошел ускоренный курс татарского военного искусства? Может быть, не было никакого конного удара с флангов, а был конный удар с тыла, удар засадного конного полка – коронный прием татарской тактики, позднее примененный против татар же на Куликовом поле? Косвенно это подтверждает С.М. Соловьев: «Немцы и чудь пробились свиньею (острою колонною) сквозь русские полки и погнали уже бегущих, как Александр обогнал врагов с тыла и решил дело в свою пользу…». Невольно задаешься вопросом: а уж не из татар ли и состоял этот засадный полк?Предположение сие не выглядит фантастическим, если вспомнить, что еще задолго до монголов иные из русских князей для решения своих политических проблем приводили на Русь половцев и печенегов. Так же действовал и Александр Невский, когда десятилетие спустя после Ледового побоища, в 1252 году, навел Неврюеву рать на своего брата-западника Андрея. Вполне возможно, что он сам шел с этой ратью. Почему же не предположить, что уже из своей первой поездки в Орду Александр вернулся вместе с татарским конным полком?    Косвенно в пользу версии о татарском участии в «Ледовом побоище» говорит такой эпизод. Через шесть лет после смерти Александра Невского, в 1268 г., новгородцы не от шибко большого ума решили захватить датскую крепость Раковор (теперь это Раквере недалеко от Таллинна). Как пишет С.М. Соловьев, «вошли они в Немецкую землю и начали опустошать ее, по обычаю». Им Орда в спину дышит, а они на пустом месте устраивают свару с естественными союзниками! В Раковорской битве новгородцы разбили объединенное войско немцев и датчан. Те решили устроить ответный поход и уже собирались переходить границу – реку Нарову. В Новгороде собрались соединенные «низовские» отряды, среди которых был татарский конный отряд в 500 сабель под командованием владимирского баскака Амрагана. Немцы предпочли заключить мир, ибо, как пишет летописец, «зело бо бояхуся имени татарского». Вряд ли немцы боялись татар, хоть и помнили, конечно, Лигницу. Думаю, что немцев остановило, прежде всего, опасение подтолкнуть Новгород к Орде.     Также известно, например, что в 1275 году некие русские князья «ходили на Литву вместе с татарами и возвратились с большою добычею». Почему бы Александру Невскому было не пойти вместе с татарами против немцев в1242-м?     И он, разумеется, пошел! К нашему счастью, сохранились западные источники, которые подтверждают это однозначно. Германский хронист Рейнгольд Гейденштейн пишет, что Псков «был взят немцами, как гласит предание, около 6750 (1242) года. Однако немного спустя после того Александр Ярославич из рода Мономахова возвратил свободу городу; будучи отправлен ханом татарским Батыем и получивши в подмогу татарские вспомогательные войска, он победил в сражении ливонцев и затем по договору возвратил город». Совершенно очевидно, что речь идет о «Ледовом побоище».    Вот только ледовым ли оно было? Согласно немецким хроникам, бой происходил не на льду, а на твердой земле. Вполне вероятно, что красочную историю про тевтонов, тонущих в студеной воде Чудского озера, поведал летописцам неиссякаемый Невский. Кстати, она подозрительно напоминает один исторический эпизод в духе средневековой «войны крепостей»: «В 1234 году князь Ярослав (отец Невского – А.Ш.) со своими полками и новгородскими выступил на немцев под Юрьев и стал недалеко от города, отпустив людей своих воевать окрестную страну для сбора съестных припасов, что называлось тогда «воевать в зажитие». Немцы сделали вылазку из Юрьева, другие из Оденпе, но русские побили их; несколько лучших немцев пало в битве, но больше погибло их в реке, когда под ними обломился лед; русские, воспользовавшись победою, опустошили их землю, истребили хлеб…» (Соловьев). Напрашивается предположение, что именно эта история, очевидно, произведшая на Александра сильное впечатление, стала «инспирирующим источником» для его басен о «Ледовом побоище». Вряд ли немцы были настолько бестолковы, чтобы регулярно проваливаться под лед в ходе военных действий. Можно лишь догадываться, насколько мифологизированы интересующие нас события на ливонских рубежах. Взять хотя бы вопрос о потерях Ордена в «Ледовом побоище». Он немаловажен, поскольку может дать представление об истинном масштабе столкновения. Историки, ссылаясь на Софийскую летопись, пишут, что немцы потеряли 500 человек убитыми, 50 рыцарей попали в плен. Некоторые, тот же И. Греков, утверждают: не просто 500 человек, а 500 рыцарей; отсюда делается вывод, что в сражении, якобы, участвовало раза в три-четыре больше. То есть получается, Орден выдвинул против Невского как минимум две тысячи рыцарей!     Этим историкам-фантастам хорошо бы знать, что подобные массы рыцарской конницы – явление исключительное. Вряд ли «Ледовое побоище» хоть в какой-то мере сопоставимо с грандиозной битвой при Грюнвальде (1410), где на стороне Верховного магистра тевтонов выступили около 3000 рыцарей, большую часть которых составили рыцари-миряне из разных стран Европы (тевтонов как таковых там было не более 250). Даже Л. Гумилев, завзятый апологет Невского, признает, что в «Ледовом побоище» участвовало от силы несколько десятков рыцарей, разумеется, не считая обычных воинов; соответственно, и собственно рыцарские потери были совсем иными. Здравомыслящие историки указывают, что 500 рыцарей, якобы павших на Чудском озере – это абсолютный миф, поскольку такого количества рыцарей не было во всем Ордене. Согласно немецким источникам, Орден потерял 20 братьев убитыми и 6 – пленными.     Так называемое «Ледовое побоище» – это заурядная феодальная распря регионального значения; показательно, что ливонский магистр в ней вообще не участвовал. Не думаю, что «Ледовое побоище» по масштабу и значению превосходит ту же Раковорскую битву, которую историки никогда не относили к разряду «эпохальных» и «исторических».     Раздувать миф о «Ледовом побоище» было выгодно Александру Невскому с его идеей «поворота к Востоку», а также православным церковникам, выступавшим за противостояние с «латинянами». Возможно, что именно люди в рясах и повлияли на записи в Софийской летописи о ливонских потерях. Не исключено, что сыграл свою роль и своеобразный новгородский гонор летописца или то обстоятельство, что запись велась со слов участников боя, а они, естественно, были склонны преувеличивать масштаб события. Вообще о том, можно безоговорочно доверять летописным сообщениям, говорит хотя бы такой штрих: согласно «Симеоновской летописи» во главе невской экспедиции шведов 1240 года якобы стоял сам король (в действительности, как мы знаем, ее возглавлял ярл Биргер, зять короля).    Основная часть новгородцев совсем не склонна была потакать далеко идущим планам Александра Невского, хорошо понимая, что он втягивает Новгород в историческое противостояние с Западом, точнее, стремится отколоть от Запада Новгород и Русь в целом. Характерно, что сразу же после «Ледового побоища» вече в очередной раз указало триумфатору «путь чист». Но он еще вернется на Волхов – в качестве ордынского карателя-садиста.      В 1194 присоединено Королевство обеих Сицилий. 1212 — вассалитет Чехии стал номинальным. Усиление раздробленности. Полное поражение перед папством и итальянскими городами (Иннокентий 3, 4, Григорий 9). Гибель династии Штауфенов. Период междуцарствия 1254-73 гг. 1273 г. – избрание императором Рудольфа Габсбурга (1273-91). Некое подобие подъема во второй половине Железного века, не сулящее ничего хорошего следующему циклу. У чешского короля Пржемысла 2 отнята Австрия. 1308 г. – смена Габсбургов на графов Люксембургских. В 1310 г. Генриху 7 Люксембургскому перешёл чешский престол. При Генрихе 7 и Людовике Баварском (1314-47) попытки возрождения имперской политики. Длительная и безплодная борьба с папством и Францией за Италию.

    Второй цикл протекает как-то невнятно. Единого государства де факто нет. В 14 в. закладывается политическая система текущего цикла. В 1356 князья добились права избирать императора («Золотая булла»). Отныне это действо (абсурдное по логике, противоречащее природе императорской власти) осуществляется 7-ю курфюрстами. Тогда же учреждается Рейхстаг – съезд имперских князей и имперских городов. Событий мало. Описание 14 в. пестрит экономической хроникой – это вяло, тихой сапой протекающий Золотой век. Упадок Серебряного века начинается Гуситскими войнами (1419-34 гг.). В 15 в. престол вновь переходит к Габсбургам. При Максимилиане 1 (1493-1519) присоединяются Бургундия (хотя в статье про Францию утверждается, что Бургундия была присоединена к Франции в 1477 г.) и Нидерланды. Упадок Медного века начинается выступлением Лютера (1517). В 1525 году начинается Крестьянская война и тогда же происходит секуляризация остатков прусского орденского государства – его последний глава, Верховный магистр Альбрехт Бранденбургский из рода Гогенцоллернов, тайно приняв лютеранство, объявил себя герцогом Прусским, присягнул на верность своему родному дяде – польскому королю – и получил от него прусские земли Тевтонского ордена в качестве лена. Этому сопутствовал один крайне неприглядный эпизод, вполне возможно предопределивший впоследствии многочисленные так сказать кармические воздаяния Гогенцоллернам и Бранденбургу. Пишет Вольфганг Акунов в книге «Тевтонский орден»: «Это принесение присяги сопровождалось кощунственной с точки зрения любого нормального христианина церемонией – сам Альбрехт и сопровождавшие его орденские рыцари широким жестом сорвали со своих белых плащей черные кресты и швырнули их наземь. Но, видимо, все собравшиеся, включая короля и магистра, уже настолько прониклись великими гуманистическими идеями «титанов Возрождения», что не нашли в этом всенародном поругании Святого Креста ничего предосудительного! Именно так – откровенно воровским образом! – появилось первое в континентальной Европе протестантское государство.

    Дошедший до нас прижизненный портрет Альбрехта Бранденбургского, кстати, наглядно демонстрирует нам, насколько размытыми в сознании этого узурпатора и типичного человека эпохи Ренессанса были заложенные в пору развитого Средневековья христианско-рыцарские основы, на которых зиждился возглавляемый им – в силу роковой исторической случайности! – древний орден. Альбрехт изображен на портрете в белом плаще с черным крестом, т.е. как рыцарь-тевтон, но… со светским бранденбургским орденом Лебедя на шее – вещь совершенно невозможная в классическую средневековую эпоху, когда орден воспринимался не в качестве награды, которую можно было получить, а в качестве организации, в которую можно было вступить и в ней состоять… Уцелевшие в своих анклавах на территории Германии тевтонские рыцари долго протестовали против этого грабежа среди бела дня и убедили Императора Карла I Габсбурга, защитника римско-католической веры, хотя и большого недруга Папы, поставить Альбрехта Гогенцоллерна вне закона. Однако по всей «Священной Рим. Имп. Герм. Нации» бушевали религиозные войны, и в ней не нашлось силы, способной заставить узурпатора вернуть Тевтонскому ордену незаконно отторгнутые у него владения».    Помимо Крестьянской войны, Реформации и прочих бедствий, Габсбурги ведут Итальянские войны с Францией (1494-1559). Подъём Медного века распознается по сладкозвучной фразе БСЭ: «усиление католической реакции», т.е. что-то такое стабильное, зрелое, чреватое новым взрывом. Императором избирается Рудольф 2 (1576-1612). Поражение протестантов в «Кельнской войне» 1582-84. 1607 г. захват имперского города Донауверта Максимилианом Баварским стал причиной формирования «протестантской унии» и «католической лиги». Католический фанатик Фердинанд Штирийский избран чешским королем в 1618 г. И против него тут же вспыхнуло восстание. Он ответил заключением союза с лигой, заручился поддержкой папы и Испании. Это стало началом Тридцатилетней войны, превратившейся в общеевропейскую. А одновременно, как вы понимаете, и Железного века.    На фоне разрухи Железного века в 17 в. Бранденбург возвышается. При «великом курфюрсте» Фридрихе Вильгельме I (1640-1688) в 1657 г. происходит освобождение от ленной зависимости от Польши. При Фридрихе III (1688-1713) в 1701 образуется королевство Пруссия. Затем царствует ещё один Фридрих Вильгельм 1 (1713-40). И наконец такая замечательная личность, как Фридрих 2 (1740-86) – типичный деятель Золотого века. 1740 – захват Силезии у Австрии. 1756-63 – Семилетняя война, знаменитая битва при Росбахе и то безпрецедентное везение со смертью Елизаветы Петровны. А везение это тоже черта Золотого века. Начало 19 в. – многочисленные поражения Пруссии и Австрии от наполеоновской Франции, но заканчивается всё благополучно и венцом Золотого века стоит считать образование выгодного и Австрии и Пруссии Священного Союза. Только Россия с её идеализмом относилась к этому пакту серьезно, а немецкие партнеры кидали нас на каждом шагу. Вершина цикла – объединение Германии в результате Прусско-австрийской 1866 г. и Франко-прусской 1870 г. войн. Худшая половина Медного века ознаменована в 1918 г. военным поражением Германии, невиданным позором Веймарской республики и героической попыткой исправить такой ход вещей, каковой стал Третий Рейх.

После Второй Мировой войны Германия не мытьем, так катаньем, добилась своего. Её вес в экономике превосходит английский, в 1990 произошло объединение. Лучшая половина Бронзового века в чистом виде. Однако не стоит заблуждаться касательно авторства т.н. «экономического чуда» 50-х гг. Его подлинным автором стоит признать Адольфа Гитлера, ибо тот экономический подъем был обусловлен не хитроумными финансовыми операциями, а просто-напросто массированным вбросом трудовых ресурсов, т.е. тех, кто был рождён в середине-конце 30-х, когда в национал-социалистической Германии был бум рождаемости…. До начала немецкого железного века осталось 10 лет, до начала русского золотого – 4 года. Ждём-с.

Судьба и люди — Индийская астрология

Страница 8 из 13

Только поняв план Невского, можно понять план Путина.
 
    Касательно нынешнего т.н. подъёма приведу суждение одного прокремлёвского идеолога, после которого не вполне понятно, что собственно удерживает его на прокремлевских позициях: «…Россию спасёт только идеократия, в противном случае России просто не будет, Россия исчезнет. Сейчас Россия разлагается. Это смысл её современного бытия. Но не стоит забывать: процесс разложения может быть комфортным, приятным и уютным; он может приносить прибыль, приносить удовольствие, порождать галлюцинативное очарование… Процесс греха, грехопадения, разврата может доставлять наслаждение и удовольствие Когда мы приходим от более высокого уровня энергии и организации на менее высокие, высвобождаются огромные силы, колоссальный потенциал. Это и есть наслаждение от греха, в этом состоит привлекательность грехопадения, здесь кроется удаль воровства, дерзость разрушения, сладость распада. И эта энергия распада является комфортной и прибыльной для тех, кто отождествляется с этим процессом, так же грехопадение является захватывающим мероприятием. Освобождаются высокие напряжения, скрытые токи, которые вызывают острое эфемерное наслаждение. Скольжение в бездну, не очень заметное, чувствуется лишь головокружение… Идеократия – это, напротив, движение к здоровью, к существованию, к жизни, но она требует колоссальных усилий, затрат, аскезы, сопротивления силам тяготения. Поддерживание порядка в любой системе – это огромные затраты энергии для того, чтобы эта система держалась. Но наше общество не готово к новому идеократическому мероприятию, а раз так, оно фатально обречено на уничтожение, распад, разложение, энтропию. Россия не выстоит при нынешнем состоянии. Россия сегодня – это просто территория, откуда берут нефть и газ, и впаривают в эфир обезумевших Петросянов. Это только территория с сероводородами; это уже не страна, это не государство, это некий фантом». Здесь в самый раз проиллюстрировать данные тезисы гороскопом

Российская Федерация12 июня 199013:45

Москва

    Я сейчас обращаюсь к гороскопу хорарного события и к гороскопу ноуменального субъекта. Сложность положения состоит в том, что мне неизвестны правила расчёта Вимшоттари-даша в случае хорара. Они отличаются от аналогичных, применяемых в натальной астрологии. В частности потому, что при рассмотрении хораров используется зодиак не с 27-ю, а с 28-ю накшатрами (прибавляется накшатра Абхиджит 6°40? — 10°28? Козерога). Но порядок следования и продолжительность планетных периодов остаются прежними (например, за 10 годами Луны следуют 7 лет Марса, за ними 18 лет Раху и т.д.). Рождение нового государства «Россия» произошло на I съезде народных депутатов РСФСР 12 июня 1990. Знающие наши политические реалии могли бы возразить, что подлинное рождение нынешней России произошло после провала августовского путча 1991. Можно было бы взять гороскоп на момент подъема триколора над Белым домом в 12:00 22 августа 1991. Но именно приведенный выше гороскоп, на мой взгляд, наиболее адекватно отражает то, что здесь происходило и происходит. Не буду в подробностях рассматривать плюсы и минусы данного гороскопа – я сосредоточусь на планетных периодах и на том, чем они ознаменованы.
    Итак, Луна в 12-м градусе Козерога, в накшатре Шравана. Не вдаваясь в дальнейшие вычисления, отмечу, что главный (большой) период Луны длится до 13 февраля 1999. Остаток большого периода Луны, который мы проживали с 12 июня 1990 года до начала периода Марса, объясняет то романтическое воодушевление, которое было фоновым настроением общества в начале 90-х. Луна – мечтательная, романтичная планета – не верит во вражду, в то время как у неё самой враги есть. Начало 90-х – это время «демшизы», разговоров о том, что нам не нужны ни армия, ни спецслужбы (как теперь выясняется, действительно – на хуй не нужны!), ни военная промышленность, что весь мир нас любит, и что цивилизованное сообщество спит и видит, как бы поскорее заключить нас в свои объятья. Не мудрено, что подобные умонастроения очень быстро испарились. Луна, входящая в дхана йогу (комбинацию, дающую богатство)в 5 доме, тем не менее, не принесла стране благосостояния, так как хозяин 11 дома вне зависимости от своих естественных качеств вредоносен, его иногда называют самым вредоносным из хозяев т.н. «растущих» домов (3, 6, 11), и она выступает диспозитором Кету – вредоносной по природе планеты. Кстати, о природе «лунного» благосостояния. Луна вообще означает жидкости. В земном, железобетонном знаке Козерога она может означать жидкость вязкой консистенции. Может, это подсолнечное масло? Но её соединение с двумя вредоносными, «техническими» планетами – Сатурном и Раху – говорит о том, что это нефть, а не подсолнечное масло…

    Нефтяную тему подробнее обсудим, когда речь пойдет о Раху. Говоря о под-периодах, следует отметить под-период Луна-Сатурн, во время которого произошло кровавое подавление восстания октября 1993. Сатурн – жесткая, полицейская планета, к тому же, в данном случае, управитель 6 дома (Водолей) вражды. А также под-период Луна-Солнце – последний в большом периоде Луны – ознаменованной августовским дефолтом 1998. Солнце в данном случае – управитель 12 дома (Лев) потерь.
    7-летний большой период Марса начался 13 февраля 1999 и начался политическим кризисом, когда депутаты едва не добились импичмента Ельцину (сейчас в памяти большинства людей от тех событий мог остаться лишь пресловутый эротический компромат на генпрокурора Скуратова). Затем было нашествие боевиков Басаева в Дагестан и взрывы домов в российских городах. Здесь чётко прослеживаются естественные качества Марса, помноженные на его статус управителя плохих домов (3 и 8), что делает его чрезвычайно опасной для субъекта с асцендентом в Деве планетой. Далее – Ельцин передает власть преемнику из ведомства под аббревиатурой ФСБ (Марс – это военные или люди в погонах вообще). Марс в 7 доме войны создал вполне реальную опасность для этого государства, и за Чечню тогда взялись по-серьезному. Потом достигнутая военная победа подверглась обнулению и обесцениванию, но это уже другой вопрос. В течение махадаши Марса всё бодрее взмывали вверх тульи генеральских и полковничьих фуражек, но, как и следовало ожидать, вскоре после окончания марсианского царствования они поникли, когда «рыночникам» Медведева отдали предпочтение перед «ястребами» Иванова (нам-то по хую вся эта борьба нанайских мальчиков с гэбэшными погонами под цивильными костюмами – просто это иллюстрация, что всё развивается в соответствии с гороскопом). Вся махадаша Марса прошла под знаком терроризма – я не стану здесь упоминать всем известные печальные события в этой области.

    С приходом большого периода Раху (с 13 февраля 2006) как по мановению, происходит внезапное прекращение глобального террора – последний значимый демарш террористов это захват здания ФСБ в Нальчике в октябре 2005 (потом отдельные террористические акты происходили только на Кавказе). Это может указывать на окончание махадаши Марса и, следовательно, начало махадаши Раху. Не надо быть наивным и думать, что это – результат работы российских спецслужб, у которых раздувания щёк и пальцовки куда больше, чем профессионализма. Очевидно, прекращение террора – есть результат приказа, отданного некой силой, в чьих руках вся россиянская элита – только пешки. Кроме того, весьма похоже, что чеченцы добились всего, чего хотели. Формально входя в состав федерации, они не только не платят налогов в госбюджет, но и получают из него огромные вливания, что очень смахивает на уплату дани. В конституцию РФ там заворачивают бараньи кишки, а уголовным кодексом подтираются. Это даже лучше, чем независимость – это привилегированное положение первого среди равных. Кадыровской клике есть все резоны открутить головы своим отморозкам-идеалистам, грезящим о независимости в дудаевско-масхадовском стиле. Есть смысл прекратить взрывы и захваты заложников в Москве, но при этом инсценировать существование местного терроризма, дабы формально оправдать свою нужность федеральному центру (хотя, иерархия в этом вопросе уже вызывает сомнения – чеченизация России идёт полным ходом). Вполне возможно, что реальных банд боевиков в Чечне уже нет – их инсценируют боевики вчерашние, ныне получившие милицейскую форму и изредка по разнарядке отправляющиеся в командировку в горы поиграть роль «несмирившихся». Кортеж Кадырова: — 2 пятёрки БМВ, 9 Порш Кайен, 2 Мерседеса S-класса, 8 Лексус 470 (или сотый лендкрузер), ещё около тридцати машин, среди которых половина «десятки», и половина — сборная солянка из пятёрок БМВ, Мерседес G-класса, пара «волг» и т.п. Это всё на наши деньги. Чечня – больная и, что ещё хуже – актуальная тема, и надо поподробнее осветить то, что происходило там в последние десятилетия:    Никита Сергеев Хрущев запомнился жителям Советского Союза многими знаковыми событиями. От комичных: угрозы показать «Кузькину мать», подкреплённые ботинком, до трагичных — передача Крыма Украине. В ряду государственных решений этого человека был указ, разрешающий депортированным ещё при Сталине чеченцам вернуться на историческую родину. Вместо ожидавшихся 70 тыс. человек в бывшую Грозненскую область вернулись 140 тыс. И нужно прямо сказать, что вернулся совсем другой народ, чем тот, который 10 лет назад в заколоченных товарных вагонах увозился в бескрайние казахские степи. Это уже было не просто разрозненное по тейповым признакам общество, это был спаянный депортацией и общими страданиями народец, ненавидящий каждого русского в отдельности и весь русский народ в целом.     Сразу после возвращения начался не больше ни меньше, как террор в отношении всех не чеченцев, заслон которому милиция поставить так и не смогла. Русских избивали и убивали возле колодцев, на темных тропинках, даже у себя во дворе в тёмное время суток. По воспоминаниям очевидцев, стрельба из оружия раздавалась каждую ночь, наводя ужас на русское население. Чеченцы заявляли свои права во всём, в уличных драках между подростками, в ругани бабок на рынках, в общении соседей по подъезду. В условиях интернационализма, вдалбливаемого в русских советской властью, противопоставить чеченцам они не смогли ничего. Чеченцы мстили за своё десятилетнее унижение, за занятые новыми колонистами их дома, за не отданные им в пользование земли. Пройдя через грань почти полного исчезновения в чужих землях, пройдя через потерю своей родины, чеченцы получили заряд сплоченности, ненависти к чужим и желания выжить любой ценой, который они не растратят еще много поколений.    К началу 90-х количество чеченцев выросло в 5 раз, количество не чеченцев в Чечено-Ингушской АССР почти не выросло. Возникли предпосылки перехода от партизанских форм выдавливания населения к прямой борьбе за власть. 6 сентября 1991 года, прямо во время сессии Верховного Совета Чечено-Ингушетии в зал заседаний ворвались боевики Дудаева. Ещё через несколько минут депутатов грубо выбрасывают на улицу. Реакция Москвы на госпереворот следует незамедлительно. В Грозный летит правительственная телеграмма… с поздравлением. И.о. главы российского парламента Руслан Хасбулатов поздравляет всех с «падением коммунистического режима»! Демон поднял голову и роль Хасбулатова в этом сложно переоценить. Следующие пару лет прошли под знаком страшного геноцида в отношении русских на территории Чечни, массовые убийства, изнасилования, угон в плен и работорговля — вот через что прошли сотни тысяч русских. В итоге на территории Чечни не чеченцев сейчас просто не осталось.    Чеченцы выживали, как умели, как их научила жизнь, необычайно жестко отстаивая свои права на свою землю. Нам это кажется жестоким? Нет, это нормально. Это мы забыли, как надо выживать и как надо поступать с чужими на своей территории. Не было ни одного случая организованного сопротивления со стороны русских на территории Чечни. Не было ни одной попытки сорганизоваться русским, многие из которых были потомками терских и кубанских казаков, переселившихся в эти места после войны. Мы потеряли тот стержень, который позволил выжить нашим предкам под монголами, подняться, развернуть могучие плечи и создать гигантское государство, отправив в небытие длинный список противившихся нам государств и народов. Мы забыли главный закон той среды, в который мы возникли как вид: либо ты, либо тебя. Мы забыли. А они — нет.    На вызов с Юга Кремль, как известно, ответил военно-политическим онанизмом в виде двух чеченских войн. По-существу, совершив очередное кровавое жертвоприношение белокурых русских парней в пасть своему красному демиургу – своему дегенеративному ублюдочному божеству. Была 1-ая нелепая Чеченская война, в которой Ельцин запретил пользоваться авиацией и дальнобойной артиллерией, в которой войска постоянно попадали в засады, в которой чеченцы стреляли в нас из нашего же оружия, в которой офицеры российской армии пили с чеченскими полевыми командирами, в которой каждый раз, когда оставался последний шаг, чтобы додавить и уничтожить, сзади постоянно одёргивали поводок. Эта была странная война, которая закончилась странным миром, называемым «Хасавюртовские соглашения». Теперь власть у чеченцев над территорией, которую они однажды чуть не потеряли навсегда, была не просто «де факто», она была «де юре».    Но таков уже закон выживания, что нельзя останавливаться на достигнутом. Либо ты — либо тебя. Можно долго говорить о причинах рейда Басаева в Дагестан, о том, кто помогал, кто давал деньги, кто оружие, кто обещал невмешательство Москвы, кто отдал приказ незадолго до вторжения аврально вывозить всё российское вооружение из Дагестана, но факт остается фактом. Басаев вошел в Дагестан. Вероятно, он видел себя в роли освободителя, но все карты перемешали дагестанцы. Аварцы и даргинцы всегда жили бок о бок с чеченцами, хорошо их знали и, как следствие, очень не любили. Для них не могло быть и речи о том, чтобы променять мягкую власть Москвы на чеченскую власть Грозного. Они отлично понимали, чем это для них закончится. Или ты — или тебя.     Простые дагестанцы с помощью охотничьих винтовок дали отпор и дальше Ботлиха чеченцев не пустили. На Кавказ были вызваны Трошев и Шаманов, для которых реванш за первую войну был делом чести. Дагестанское ополчение получило официальный статус подразделений Минобороны РФ и на Кавказ началась переброска всех самых боеспособных частей и соединений МО. Что было дальше, помнят все. К 2001 году от Ичкерии осталось только вонючее воспоминание. Армейцы по горам добивали остатки ичкерийской гвардии. А по городам и аулам система военных комендатур, которым была передана вся полнота власти, за считанные месяцы превратила Чечню в усмирённую провинцию, которая впервые за десять лет вспахала давно заброшенные поля, посеяла хлеб и начала трудиться.    Но потом произошло нечто странное. Вместо того, чтобы как минимум лет на десять зафиксировать ситуацию под российским контролем, в Кремле вдруг сделали ставку на бывшего непримиримого боевика Кадырова, которого фактически усадили на трон. Родина, использовав своих белых негров, в очередной раз повернулась к ним своей азиатской задницей… Первое, что сделал Кадыров, — провёл полную «зачистку» той администрации, которую выстроили русские коменданты, и которая действительно была на тот момент искренне прорусской. Ведь все эти главы, префекты и пр. пришли на свои должности практически под огнём и свою эффективность и преданность доказали за год восстановления разрушенного хозяйства и борьбы с бандитизмом.Когда сегодня некоторые малограмотные «политологи» заламывают руки, называя Кадырова старшего «относительно лояльным России элементом», то это вызывает лишь усмешку. Кадыров это был своего рода Ельцин в чеченском варианте. За власть и деньги он был готов на всё что угодно. И именно Кадыров старший фактически «угнал» Чечню в тот тупик, где сегодня она находится. Быстро поняв, что на него сделана ставка, и что Кремлю, выставившего его перед Западом как «лояльного лидера новой Чечни», деваться некуда, Кадыров начал давить на Москву, требуя всё новых и новых уступок. Сначала из-под контроля комендатур была выведена «администрация Чечни» и подчинена напрямую Москве. Потом этой администрации были переданы все полномочия по формированию местной власти и была проведена зачистка прорусской администрации, а затем и сами комендатуры начали передаваться под контроль Кадырова.     Потом было убийство Кадырова-старшего, и власть взял молодой и амбициозный Кадыров-младший. И тут началось самое интересное. Именно при Кадырове-младшем устанавливаются сетевые связи чеченской администрации с чеченскими диаспорами во всех русских городах. Именно при нём его боевики, руки которых не то что по локоть, а просто по шею в русской крови, получают милицейские удостоверения и возможность путешествовать по всей стране. Именно при нём датирование Чечни из российского бюджета начинает превращаться во что-то просто неприличное. Именно при нем закончено формирование батальона «Восток» — самого боеспособного боевого подразделения на территории бывшего СССР, скреплённого кровью. Как своей, родственной, так и чужой, русской.     Наркоторговля и криминал по всей стране всё больше попадают в руки гигантского спрута, раскинувшего свои щупальца. А это большие деньги, очень большие. Чеченские диаспоры, всегда помнящие кто их вечный враг, есть во многих мелких городах и во всех крупных. Из забитого, выселенного на окраину Империи, находящегося на грани уничтожения, исчезновения и ассимиляции народца, чеченцы превратились в прочно стоящий на ногах, миллионный, спаянный, сплоченный, агрессивный, рвущийся к власти народ. Причём к власти не на своей территории, эта власть у них уже есть. К власти теперь уже на территории всей России. Это неизбежный, закономерный процесс, который начался тогда, когда первый солдат генерала Ермолова перешел Сунжу. Закончиться он должен был тогда же, также как и на западе Кавказа, когда адмирал Лазарев уничтожил в ходе боевых действий полмиллиона черкесов и два миллиона заставил уйти в Турцию. Но тогда Ермолов не успел. Но всё, что имеет начало, имеет и конец. Конец этой истории произойдёт на наших глазах и произойдет он в любом случае. И мы предлагаем далеко не самый невероятный сценарий развития событий.    Как чеченцы теперь решают свои дела на территории России — мы знаем. Рейды чеченской «милиции» в Ингушетию и Ставрополь стали уже нормой. Временами чеченский ОМОН выезжает в Петербург, чтобы разобраться с нерадивыми директорами и в Москву, чтобы разобраться с нерадивыми командирами. Что будет, если нынешнее кремлевское чиновничество из-за своей тупости и жадности не удержит власть? Что будет, если грядущий экономический кризис поставит жирный крест на относительном благополучии последних лет? Что будет, если привилегированное положение чеченцев в нынешней Эрефии будет поставлено под угрозу? Как поведут себя чеченцы, гадать особо не стоит. Они всегда ходят по краю, они — азартные, жестокие, отчаянные игроки. В этой ситуации они поведут себя ровно также. Кадыров попытается ни больше, ни меньше — стать президентом России. Кажется невероятным? А кто будет способен ему помешать? Наглость берёт города. Кто мог думать 60 лет назад, что чеченцы хотя бы получат кусок территории, на котором будут единолично править? Выборы? Мы все знаем, кто и как там считает. Что-то нам подсказывает, что Кадыров быстро «убедит» Вешнякова (а Чурова ещё быстрее – А.Р.). То, что он чеченец? Ну, так пресса завоет для широких масс о многонациональности и толерантности к другим народам. Националисты? Их обзовут фашистами и на расстояние выстрела не подпустят к СМИ. Армия? Милиция? Спросите у них самих. Вы очень расстроитесь от их ответов.    «Герой России» Рамзан Кадыров, по сути, имея свою частную армию, хорошо организованную и обученную, преданную ему лично, может стать президентом России. Солдаты этой армии, его гвардия, имеют высочайший боевой дух, уникальный опыт боевых действий, а главное, возможность опереться на единоверцев, теперь уже в любой точке России. Возможно, Кадыров пойдёт в президенты Эрефии не сразу, возможно не напрямую, а путём закулисных переговоров, но он может им стать. Объективных препятствий этому просто нет, а те, которые есть, будут им устранены быстро и эффективно. Для нынешних власть предержащих, из всей территории нынешней России важна даже не Москва, нет — они уже все давно в Лондоне собственность имеют, для них важна Западная Сибирь, где сосредоточены мощнейшие месторождения нефти, и где стоят качалки, каждым качком умножающие их состояния. Эти власть предержащие вполне могут поставить на Кадырова и чеченцев, как на единственную реальную силу. Либо Кадыров захочет сам всё взять, как у чеченцев так же издревле водится. Он захочет стать президентом и помешать ему можем только мы — русские национал-социалисты. Каждому русскому уже сейчас нужно решить, с кем он. Потому что потом может быть уже будет слишком поздно. Потому что 200 тысяч русских с чеченцами ужиться не смогли и убежали, оставляя за собой кровавый след из своих трупов. Потому что власть чеченцев обернется второй кровавой трагедией в истории русского народа, которая обещает затмить ужасы геноцида большевистского. Каждому нужно выбирать уже сейчас, отсидеться не удастся, однажды могут постучаться и в вашу дверь…

Судьба и люди — Индийская астрология

Страница 7 из 13

Залесско-Галицкий союз

    Коллаборационистские замыслы Невского отлично понял его родной брат Андрей, княживший во Владимире. И он решил противопоставить им свой, национально-освободительный план.     Как пишет Л. Гумилев, Андрей «был западником и объявил, что он заключает союз со шведами, ливонцами и поляками с целью избавиться от монголов». Побывав с братом в ханской ставке в 1242 г., а затем – в пресловутом «Ледовом побоище», он хорошо разобрался, кто действительно угрожает самому существованию Руси. Андрея поддерживало абсолютное большинство населения Залесья и окрестных русских земель, большая часть князей и бояр, имевших родовые, культурные и политические связи с Западом. Его же брат Александр опирался на татар и церковь.   У Андрея был сильный союзник в Юго-западной Руси – князь Даниил Галицкий, пытавшийся инициировать крестовый поход Европы против татар. В 1249 г. он отстоял свои права на Галич, геройски разбив политических соперников. Но уже в следующем, 1250 году, ему, победителю, пришлось ехать в Орду, ультимативно потребовавшей от него вассалитета. Татары с их кичливостью, коварством, неопрятностью произвели на Даниила крайне тяжелое впечатление. Неизгладимый осадок оставили в нем и те изощренные психологические экзекуции, которым он подвергся в ханской ставке – ведь он был героем битвы на Калке. Батый встретил его с показным азиатским радушием: «Данило! Зачем так долго не приходил? Но все хорошо, что теперь пришел. Пьешь ли черное молоко, наше питье, кобылий кумыс?» Тот ответил: «До сих пор не пил, но теперь, если велишь, буду пить». Хан продолжал: «Ты уже наш, татарин, пей наше питье!». Батый явно глумился над европейским достоинством Галицкого. Даниил выпил, поклонился, а затем хан «великодушно» позволил пить князю вино.     Судя по всему, подобное поведение ханов было нормой. Н.М. Карамзин рассказывает, что однажды в ханскую ставку приехали брат и жена одного русского князя, зарезанного по приказу Батыя. Они просили деспота не отнимать у них княжения. Батый согласился, но при этом принудил деверя к половому совокуплению с невесткой – «по обычаю монголов». Этот эпизод – знаковый. Это символ того, чем была для Руси татарщина.    Вернувшись спустя месяц в Галич, Даниил вступил на путь открытого противостояния с Ордой. Он хорошо помнил, что «великий западный поход» Батыя был остановлен рыцарским войском чешского короля Вацлава при Оломоуце, после чего татары повернули к Адриатике, а потом и обратно, на восток. Даниил, как и его союзник Андрей, был убежден, что Степи вполне можно противостоять силой европейского оружия. Поэтому укрепляет политические связи с Европой, его сын женится на дочери венгерского короля. Галицко-волынское княжество становится субъектом европейской политики. А главное – князь устанавливает отношения с папой Иннокентием IV, прекрасно понимая, что без благословения Рима крестовый поход Запада против Орды невозможен. Даниил поставил вопрос о соединении церквей. Папа отозвался с радостью. Завязалась активная переписка. В Галич прибыл доминиканский монах Алексей; архиепископ прусский и эстонский принял легатство над Юго-западной Русью. Русскому духовенству дозволялось служить на заквашенных просфирах, никто из крестоносцев и римского клира не мог приобретать имений в Галицкой земле без санкции князя. По существу, речь шла не о насаждении католичества как таковом, а об унии.    Очевидно тогда же возникла «ось» Залесье-Галиция. В 1251 году Андрей женился на дочери Даниила, еще более скрепив с ним антиордынский союз. В том же году в Новгороде, где в это время сидел Александр, появились послы от папы Иннокентия IV, предложившие Невскому военную помощь рыцарских Орденов при условии обращения в католичество (предполагают, что их появлению в Новгороде способствовал князь Даниил). Папские послы убеждали Невского, что его отец, Ярослав, незадолго до смерти обещал легату Плано Карпини принять католицизм (скорее всего, речь шла опять-таки об унии). Это было уже не первое предложение Рима такого рода. Сразу после нашествия Батыя папа Григорий IX разослал письма ко всем русским князьям с призывом обратиться в католичество, чтобы затем принять военную помощь Европы. Судя по Даниилу Галицкому и князю Ярославу, призыв Рима был не бесперспективным. Возможно, среди русской элиты крепло понимание, что религиозный разрыв с Западом роковым образом повлиял на историческую судьбу Руси как части Европы. Но для Александра Невского папские предложения были, разумеется, абсолютно неприемлемы. У него относительно Руси были совсем другие планы. Выслушав римских послов, узнав, что брат Андрей сочетался браком с дочерью князя Даниила, Невский прекрасно понял, с чем имеет дело. И решил действовать без разбора в средствах и методах.     В 1252 г. Невский едет в Орду, к сыну Батыя, Сартаку, с которым сумел подружиться еще десять лет назад. Он «стучит» царевичу на своего брата: дескать, Андрей отнял у него, Александра, великое владимирское княжение, а главное не выполняет вассальных обязательств перед Ордой. Более того: судя по реакции ханской ставки, Невский доложил татарам о возникновении на Руси западнической антиордынской коалиции, рассчитывающей на помощь европейского рыцарства. Он объяснил татарам, что надо срочно, массированным ударом нейтрализовать одного из субъектов этого союза. Невский предложил ударить по Залесью, поскольку имел свои виды на этот край. Туда и двинулась карательная экспедиция, известная как Неврюева рать.     Узнав об этом, Андрей произнес известную фразу: «Что это, Господи! Покуда нам между собою ссориться и наводить друг на друга татар; лучше мне бежать в чужую землю, чем дружиться с татарами и служить им».Андрей со своими дружинами, состоявшими из владимирцев, суздальцев и союзников-тверичей, встретил татар на Клязьме. Там, как пишет летописец, произошла «сеча велика» — уверен, что на это раз (в отличие от «Ледового побоища») летопись не преувеличивает. Татары одолели. Переяславль Залесский был захвачен, его жители пленены. Как утверждают историки, Неврюева рать оказалась для Залесской Руси страшнее первого нашествия Батыя. Это красноречиво говорит о том, насколько серьезно они оценили стратегический союз Залесья и Галиции. Как видим, нас, «москалей», с «западэнцами» связывает нечто гораздо большее, чем это можно себе представить.Князь Андрей был вынужден бежать. Куда? Конечно же, в Новгород, до Галича было далече. Но на Волхове, видимо опасаясь ордынского гнева, ему отказали в политическом убежище. Пришлось ехать еще западнее – за море, в Швецию. Здесь Андрея встретили радушно, как тогда говорили, «с честию». Никто иной, как ярл Биргер (шведский воевода при Невском сражении 1240 г.) предоставил Андрею кров! Сведения о дальнейшей судьбе князя противоречивы. Одни историки утверждают, что Андрей потом вернулся на Русь и помирился с Александром; тот, дескать, помирил его с ханом и посадил княжить в Суздале. Эта версия представляется мне маловероятной: ханы запросто резали русских князей за гораздо меньшие провинности перед Ордой. Согласно другим источникам, брат Невского умер в Швеции «при невыясненных обстоятельствах». Вот это вероятнее всего. Допускаю, что традиция «руки Москвы», т.е. устранения политических противников за рубежом, прежде всего бывших соотечественников, восходит именно к смерти князя Андрея Ярославича.

    Даниил Галицкий остался в одиночестве. Вся конструкция смелого, масштабного союза была разрушена. Оставалось смириться и пить кумыс или продолжить борьбу, рассчитывая на себя и на Запад. Доблестный князь выбрал второе, взяв политический курс на интеграцию Галицкой Руси в Европу в качестве самостоятельного государства.

    Рим по-прежнему поддерживал Даниила. Дошло даже до папских проклятий в адрес хулителей православия и обещаний созвать объединительный церковный собор. В 1253 г. папа призвал христиан Богемии, Моравии, Сербии и Померании к крестовому походу против татар. Увы, никто не откликнулся. В 1254 г. папа обратился с таким же призывом к христианам Ливонии, Эстонии и Пруссии. И снова – в ответ тишина.     Очевидно, сыграло свою роль следующее обстоятельство. Почти двухвековая эпопея крестовых походов была на излете. Последние четыре похода уже не носили общеевропейского характера и почти не имели воен ого успеха. Упомянутые призывы п пы совпали с предпоследним, седьмым крестовым походом (1248-1254), который осуществлялся силами французского короля Людовика IX – он наступал на Египет, потерпел поражение, попал в плен и заплатил большой выкуп за свое освобождение. Романтическая экзальтация и напряжение эпохи первых крестовых походов прошли, сменившись понятным психологическим «откатом». Ясное понимание цивилизационного противостояния с Востоком уступило место некоторой усталости и прагматизму.     А главное, западные политики просто не верили, что после крушения залесско-галицкого альянса военные действия против Орды хоть в какой-то мере перспективны. И, наверное, они были правы. Александр Невский украл у русских уникальный исторический шанс.

    Даниил завис в политическом вакууме. Чтобы как-то поддержать князя, Рим в 1254 г. предложил ему королевскую корону. «Рать татарская не перестает: как я могу принять венец, прежде чем ты подашь мне помощь?» — был ответ из Галича. Подумав, в 1255 г. Даниил короновался в Дрогичине. Так появился первый и пока единственный в истории русский король.

    Даниил решил действовать в одиночку, ничего другого ему не оставалось. Два года он готовился. В 1257 г. из галицких и волынских городов были изгнаны баскаки и татарские гарнизоны. В 1259 г. король Галицкий отразил поход баскака Куремсы, который сказал коротко и ясно: «Даниил страшен!». Король уже шел на Киев, но его остановили сведения о враждебных действиях литовцев.    Вероятно, Даниил рассчитывал, что его военные успехи инициируют военную помощь с Запада, а сам он успеет укрепиться. Но уже в 1260 г. на границах королевства появился тысячник Бурундай с большой ратью. Он выдвинул ультиматум: если Даниил не хочет получить вторую Неврюеву рать, пусть вместе с татарами идет войной на Литву. По сути, Бурундай потребовал, чтобы Даниил выплатил ему дань в виде «живой силы». Королю пришлось послать в поход с Бурундаем своего брата Василька.    Наступило время заката русского короля Даниила. В 1261 г. Бурундай потребовал разметать стены городов королевства – степняки боялись крепостей и вообще не любили и не понимали сам феномен города. Ультиматум был выполнен, удалось отстоять только любимый город Даниила – Холм. В 1264 г. Даниил умер. Ему еще не было и шестидесяти; видимо, сказались горести и неимоверное напряжение последних лет. Окончилась великая жизнь, в которой была и Калка, и большая европейская политика, и ханский кумыс, и королевская корона.

    Только поняв Даниила Галицкого, можно понять феномен дивизии «Галичина». Только поняв князя Андрея Ярославича, можно понять генерала Андрея Власова.

5. Немного о попах

    Нельзя снова не затронуть религиозный аспект западнического проекта. Судя по всему, православное духовенство Галицкой Руси, по крайне мере в значительной своей части, было готово признать духовную власть Рима. Так, например, митрополит Кирилл был доверенным лицом своего князя: в 1250 году он посетил Залесье, положив тем самым начало военно-политическому союзу двух князей. Именно он в следующем году, во Владимире, обвенчал Андрея Ярославича с дочерью Даниила, а затем поехал в Новгород, подгадав свой приезд к известному визиту папских послов. Известно, что в ответ на призывы Плано Карпини обратиться к Римской церкви, волынские епископы не сказали твердое «нет», а лишь уклонились от немедленного решения, сославшись на отсутствие князя Даниила. Понятно, что это уже был путь к Брестской унии 1596 г. и к созданию греко-католической церкви – последовательно антимосковской, а позднее и непримиримо антисоветской.    Совсем другими были настроения церковников на Северо-востоке. В политических целях татары всячески подчеркивали свою лояльность к чужим религиям. Так, например, хан содержал на своем иждивении православных священников, служивших в церкви, расположенной перед его юртой. Христиане были и в ханской семье. Говорят, Невский обратил в православие царевича Сартака, и подобных случаев много. Например, оба сына хана Кульпы были христианами. В ханской ставке царил полный экуменизм: один западный путешественник описывает, как перед ханом Мангу по очереди служили сперва несторианские священники, потом муллы, а затем языческие жрецы. Потом, по ходатайству Невского этот Мангу (Мэнгу-Тимур) содействовал открытию в Сарае подворья православного епископа. Так появилась Сарская епархия, ставшая мощным рычагом ордынской политики в отношении русских земель. Наконец, и это главное, согласно уставу Чингисхана и Октая служители всех религий освобождались от дани.    Как говорится, что еще нужно для счастья? Взгляните на нынешних прикормленных властью батюшек – это точное подобие их коллег из далекого ХIII века. РПЦ в полной сохранности донесла до нас психотип своих служителей из тех времен, когда он был сформирован. Это психотип паразита на теле собственного народа. Психотип прислужника и предателя.    У них все есть при Путине, все было и при татарах. Зачем им какая-то уния с Римом? Да, она сохранила бы их церковные кормушки, но привела бы на Русь западных рыцарей для войны с татарами. А это – риск. Если татары одолеют, то не только кормушек, но и голов можно лишиться. Тогдашняя РПЦ крепко помнила, что Ярослав, отец Невского, был отравлен в Орде сразу же, как только вознамерился вступить в союз с папой Иннокентием IV (об этом пишет Плано Карпини, лично знавший Ярослава). Нет уж, от добра добра не ищут, и так все слава богу: службы идут, колокола поют, денежки звенят, пузо растет. А народ – ему терпеть положено. Иди-ка ты, княже Андрей, со своими опасными планами, не благословляем…

    Как мы еще увидим, Орда в полной мере оценила этот выбор.

6. Как стать святым

    После ликвидации залесско-галицкого военно-политического союза, Орда взялась за Русь по-настоящему. Татары решили провести общерусскую перепись в целях регулярного взимания дани, которая, по мнению ряда историков, шла как плата Невского татарам «за военную помощь в борьбе с крестоносцами». Это объясняет столь активное, я бы даже сказал, ревностное участие Александра в проведении переписи. Напомним, что папские призывы к борьбе с татарами прозвучали в 1253-54 гг., а уже через год Орда провела масштабную перепись, очевидно, продолжая считать европейский крестовый поход против Орды вероятным.     Это была не первая ордынская перепись. Сразу после нашествия 1237 года ханы Куюк и Батый прислали на Русь некоего сарацина, «который у каждого отца семейства, имевшего трех сыновей, брал одного, захватил всех неженатых мужчин и женщин, не имевших законных мужей, также всех нищих, остальных же перечислил (т.е. переписал) по обычаю татарскому; каждый человек мужского пола, какого бы возраста и состояния ни был, обязан был платить по меху медвежью, бобровому, соболиному, хорьковому и лисьему; кто не мог заплатить, того уводили в рабство».

    Новая татарская перепись отличалась от первой системностью и охватом. На этот раз Орда решила «перечислить» и вольный Новгород.

   К тому времени Батый уже умер, а его сын Сартак был отравлен своим дядей, братом Батыя – Берке (обычные методы азиатской политики). Однако Невский нашел общий язык и с отравителем своего побратима. Л. Гумилев открыто признает, что Невский договорился с новым ханом «об уплате дани монголам в обмен на военную помощь против литовцев и немцев». В 1255 году Берке начал перепись в Залесье, а также в Рязанской и Муромских землях. Как сообщает Суздальская летопись, «приехали численники, сочли всю землю Суздальскую, Рязанскую и Муромскую, поставили десятников, сотников, тысячников и темников». От переписи, по понятным причинам, была избавлена только РПЦ: «игумены, монахи, попы, клирошане».     Залесье заволновалось, восстал Новгород, указавший «путь чист» сыну Невского, Василию. Невский, примерявший на себя функции главы колониальной администрации, привел к Новгороду свои владимирские и суздальские части. Новгородцы, зная, что за Александром стоит Орда, после трехдневного противостояния уступили. Невский сменил неугодного посадника и поставил свою марионетку – некоего Михалку Степановича.В 1257 году Новгород поднялся снова: дошли слухи, что на Волхов едут ордынские бюрократы-переписчики. Михалка Степанович был убит возмущенным народом, на сторону которого встал сын Александра, князь Василий. Узнав об этом, Невский взял ханских чиновников под свою охрану. Так, вместе с «низовскими» частями, они и вошли в Новгород. Начался террор. Наконец-то Невский мог выразить все свои чувства к ненавистным новгородским западникам. Одни участники восстания были просто казнены, другим, по приказу Александра, резали носы и уши, кололи глаза, как тогда говорили, «вынимали очи». Вы только представьте себе эту процедуру, наверняка повергшую в шок вольный европейский город. Вряд ли она описана в «Житии святого благоверного князя Александра Невского». Через 214 лет, одолев новгородцев у Коростыня, ратники Ивана Третьего (прямого потомка Невского в седьмом поколении) будут резать пленным носы и губы, продолжая дело «святого и благоверного».    Ханские чиновники наверняка были довольны рвением Александра, но провести перепись им на этот раз не удалось. Новгород не смирялся. Очевидно, сопротивление было столь сильным, что следующая попытка «перечисления» предпринята лишь в 1259 г. Но опять, когда зимой того года «приехал Александр и с ним окаянные татары-сыроядцы с женами», в Новгороде вспыхнуло восстание. Перепуганные татары требовали у Невского охраны, и тот организовал ее из своих местных приспешников. В конце концов, новгородцы раскололись, и верх взяли примиренцы – память о чудовищной по жестокости расправе была свежа. «И начали ездить окаянные татары по улицам, переписывая домы христианские».     Но борьба новгородцев за свободу была не напрасной. В Новгороде, хоть он и платил «выход» Орде, никогда не было института баскаков, который на остальных русских землях просуществовал до 1270-х годов, когда колониальное управление и сбор дани были спущены на русских князей, среди которых особым рвением отличились потомки Александра Невского.     В Залесье тем временем установился ордынский гнет в режиме беспредела. Здесь хозяйничала азиатская «этномафия» из бесерменов, хивинцев и харазцев, откупившая у татар дань с русских земель. Откупщики заламывали огромные проценты, а в случае неуплаты продавали должников в рабство. Наконец в 1262 г. (точно в начале лучшей половины Золотого века) регион превратился в одну сплошную «Кондопогу»: с гулом вечевых колоколов восстали Владимир, Ростов, Суздаль, Переяславль Залесский, Ярославль (здесь народ растерзал некоего Зосиму, бывшего монаха, принявшего ислам (привет режиссёру Хотиненко), и ставшего правой рукой местного баскака).     Невский в очередной раз поехал в Орду – согласно классикам историографии, «чтобы отмолить людей от беды», т.е. отвести татарских карателей. Не очень понятно, с чего бы это Александр, только что коловший глаза новгородцам, стал таким добрым. Скорее всего, Невский просто торопился оправдаться перед ханом Берке. Но главная цель визита была не в этом. Ведь как ни парадоксально, залесское восстание в чем-то сработало на осуществление планов Александра. Теперь он мог убедительно доказать хану, что прямое ордынское управление на Руси неэффективно, поскольку провоцирует население своим откровенно оккупационным характером. Невский предложил хану себя в качестве баскака, который собирал бы дань со своего народа, опираясь на церковь, дружину, а при необходимости – на сабли ордынской метрополии. И, думаю, хан согласился, тем самым наметив всю дальнейшую политику Орды в отношении русских колоний.    Политическую линию Невского емко сформулировал Л. Гумилев: получение от монголов военной помощи для противостояния с Западом и подавления внутренней русской оппозиции. То есть для создания режима своей личной диктатуры. Потомки Александра Невского последуют его заветам, превратив Московское княжество в оккупационную татарскую комендатуру, которая со временем, по мере усиления Москвы и ослабления Сарая, превратится в новую, православную версию ханской ставки, унаследовав империю монголов. В этом и состоял план Александра Невского.    В ходе этой встречи в Орде обсуждались и другие важные вопросы. Невскому на сей раз удалось уклониться от обычной уплаты дани в виде «пушечного мяса», чего поначалу требовал хан, ведший тогда войну с персами (к тому времени русские уже ходили в составе ордынской рати на аланов; позднее, в 1277 году татары, по словам Соловьева, «водили русских князей» на Литву, а в 1287 году – на поляков). Скорее всего, хан решил, что дружины Невского сейчас нужнее на Руси, еще не остывшей от антитатарских восстаний.     К тому же Александр вел активную подготовку к войне против Ливонского ордена, которая была им задумана совместно с литовским князем Миндовгом – деятелем беспринципным, вероломным и жестоким. Как говорится, рыбак рыбака видит издалека; Невский, похоже, нашел родственную душу. Конечно, союз с Миндовгом был заключен с санкции ханской ставки; с ее же одобрения Невский разрабатывал и планы войны с Ливонией. Короля Даниила можно было уже не опасаться: его города к тому времени стояли без крепостных стен. Возможно, что за планами ливонской кампании крылись более масштабные замыслы татар, которые еще при Батые стремились дойти до «последнего моря». Таким образом, теперь Александру Невскому предстояло трансформироваться из ханского Кагановича в ханского Жукова.     Но судьба распорядилась иначе. В 1263 г., возвращаясь из Орды, Невский занемог и умер. Его смерть породила множество версий. Одни говорят, что Александр, подобно его отцу, Ярославу, был отравлен ханом, боявшимся его усиления. Это маловероятно, поскольку хан явно ценил Невского как коллаборациониста. Другие утверждают, что он умер от стресса. Может быть. Третьи говорят, что Невский был отравлен не ханом, с которым имел отношения вполне дружеские, а кем-то из его окружения. Тоже может быть: сложные интриги при восточном дворе вещь обычная. Наконец, четвертая версия: Невского отравили «сторонники немцев», западники, возможно, из новгородцев, мстивших ему за резню. В качестве косвенного доказательства приводится тот факт, что вскоре после Александра умер и Миндовг. Что тут можно сказать? Яд, конечно, не самый арийский способ борьбы с политическими противниками. Но невозможно осудить этих «масонов», зная, чем обернулся план Невского для русского народа и всей европейской цивилизации.     Примерно через сто лет РПЦ канонизировала Александра Невского. Думаю, она сделала бы это и раньше, но в народе еще была слишком свежа память о подлинном, историческом Александре и его совсем не житийных деяниях. Сама же РПЦ в те времена переживала один из самых благоприятных периодов своей истории. Орда вполне оценила антиевропейскую позицию «русской» церкви. У Карамзина читаем: «Владения церковные, свободные от налогов ордынских и княжеских, благоденствовали; сверх украшения храмов и продовольствия епископов, монахов, оставалось еще немало доходов на покупку новых имуществ. Новогородские святители употребляли Софийскую казну в пользу государственную; но митрополиты наши не следовали сему достохвальному примеру. Народ жаловался на скудость: иноки богатели».

    Начиная с 1267 г., ханы давали «ярлыки», по которым «за оскорбление церквей, хуление веры, уничтожение церковного имущества полагалась смертная казнь». РПЦ пользовалась экстерриториальностью от ханской и княжеской власти, имела свой суд; все, принадлежавшие к церкви, были свободны от ханских мобилизаций. РПЦ платила за это верностью. Даже знаменитое благословение Сергия Радонежского на выступление против Мамая в 1380 г. было, в действительности, верноподданническим актом: Мамай являлся не ханом, а узурпатором; законным ханом тогда был Тохтамыш. Таким образом, идя войной на Мамая, Москва действовала как законопослушный улус Орды (кстати, именно так и именовала себя Москва, обращаясь к ордынским «царям»; «верными царскими улусниками» называли себя московские правители вплоть до стояния на Угре в 1480 г.). Сожжение Москвы Тохтамышем в 1382 году было вызвано, разумеется, не жаждой мести за Куликовскую битву, а стремлением пресечь неуклонное превращение «белокаменной» в новый ордынский центр, каковым она и стала к концу ХV века.

7. От Орды – к России

    В результате катаклизмов ХIII столетия большая часть русских оказалась, по существу, в другой стране. Татарщина – это, прежде всего, культурная, ценностная катастрофа, крушение смыслов. Карамзин пишет: «Внутренний государственный порядок изменился: все, что имело вид свободы и гражданских прав, стеснилось, исчезало. Князья, смиренно пресмыкаясь к Орде, возвращались оттуда грозными властелинами: ибо повелевали именем царя верховного. Свершилось при моголах легко и тихо, чего не сделал ни Ярослав Великий, ни Андрей Боголюбский, ни Всеволод III: в Владимире и везде, кроме Новагорода и Пскова, умолк вечевой колокол… Города лишились права избирать тысячских, которые важностью и блеском своего народного сана возбуждали зависть не только в княжеских чиновниках, но и в князьях». Между бывшей Русью и Западом опустился железный занавес. Монгольская империя, поглотившая русские земли, подобно сталинскому СССР нависла над Европой с востока. Контакты с Западом были почти прекращены и в европейских хрониках той эпохи исчезают всякие упоминания о Руси, которая в домонгольский период была частью Европы, тесной связанной с ней политическими, культурными, экономическими и династическими узами. Западничество стало крамолой. Например, среди обвинений, предъявленных в Орде известному князю Михаилу Тверскому, было и такое: «Хотел бежать к немцам с казною и казну в Рим с папой отпустил». Формулировка предвосхищает обвинительные речи Вышинского. Сын Михаила, князь Александр был вынужден бежать в Литву после тверского антитатарского восстания 1327 года, прожил в эмиграции десять лет, вернулся, был помилован ханом, «восстановлен в должности», но уже через два года его вызвали в Орду и все-таки убили как литовского агента. Вот когда набрасывались эскизы будущих переменчивых судеб сталинских наркомов и маршалов!Характерно, что огромную, если не ключевую роль в вышеназванных «судебных процессах» сыграли прямые потомки Александра Невского, его внуки: московские князья, братья Юрий Данилович и Иван Данилович, известный как Калита. Зверское убийство Михаила Тверского в Орде было совершено под непосредственным руководством Юрия Даниловича, за что он вскоре и поплатился, пав от руки одного из сыновей князя Михаила – Дмитрия Грозные Очи. Севший затем на Москве Иван Данилович вместе с татарами громил в 1327 году восставшую Тверь, а спустя двенадцать лет решил судьбу сына Михаила Тверского, Александра, состряпав донос в Орду о его связях с Западом – историческая участь Твери, начавшей к тому времени опасное для татар сближение с Новгородом, была решена. С этого момента и пошло, как пишут историки, «выдвижение Ивана Калиты в общерусского деятеля» и, соответственно, возвышение Москвы, которая, благодаря своей последовательной антизападной позиции, стала пользоваться полным доверием ханов. В 1332 году Иван Калита осуществил один из ключевых пунктов плана своего деда: вместе с «княжением великим надо всею Руською землею», он получил право сбора ордынской дани на всей Северо-восточной Руси. Естественно, часть этих сборов прилипала к рукам Москвы, которая пускала их на свое усиление и скупку новых земель. Ради того, чтобы возвыситься над другими русскими регионами, Москва не брезговала ничем – ни грубым насилием, ни взяткой. В последнем отличился знаменитый митрополит Алексей (? – 1378), классический представитель РПЦ, который, как деликатно пишет Л. Гумилев, «сумел в обмен на финансовую поддержку получить ханскую грамоту, удостоверяющую, что великое княжение является наследственным правом московских князей из династии Ивана Калиты. Таким образом, политическая традиция Киевской Руси была отменена окончательно. Ей на смену пришел абсолютно новый принцип наследственной, династической монархии». Так зарождались российское самодержавие и сама российская государственность, которую мы знаем. Остается лишь заметить, что в государстве, возникшем в результате взятки, т.н. борьба с коррупцией – занятие заведомо безнадежное.

    Московия, которую официозная историография почему-то именует «Московской Русью», унаследовала от Орды «военную организацию, фискальную систему, посольский обычай, протокольную традицию государственных канцелярий», а, главное, комплекс социальных и индивидуальных норм, разрушительных для русской личности в ее изначальном качестве.

    Петр Первый явил собой реакцию русского европеизма, впрочем, оперируя вполне азиатскими методами, оставаясь в пределах ордынско-имперской парадигмы. Да, в определенном смысле Петербург стал «реинкарнацией» Новгорода; но Петр, будто в насмешку, «небесным патроном» своего детища избрал… Александра Невского. Тем самым он как бы выдал «черную метку» всей российской вестернизации. Невский вернулся в лице Ленина и вновь поворотил страну «лицом к Востоку». Эпоха Николая Второго с ее прекрасным «серебряным веком» – этот тот максимум европеизма, на который способна Орда-Россия как культурно-государственный феномен. Тем яростней стала реакция азиатчины, тлевшей в глубинах российской жизни. Большевизмом, ГУЛАГом и «железным занавесом» ответила Россия на двухсотлетние попытки сделать ее «фасадом Европы». Расстояние от башни Вячеслава Иванова до колымских бараков оказалось ужасающе малым.     Таков, вкратце, генезис антирусского Российского государства, которое в своих базовых параметрах существует и поныне. Русские – заложники этого государства, этой «евразийской империи», ее вечные и главные данники. Самую страшную дань Орде-России они выплатили во время ее последней войны с Европой, в 1941-1945 гг.; тогда, наконец, сбылась мечта Невского о великом походе на Запад – недаром среди главных советских орденов того времени фигурирует и орден Александра Невского.

    Помните осенние предвыборные плакаты «План Путина – победа России»? План Путина – это возвращение России к ее основной исторической парадигме – авторитарно-бюрократической, имперско-централистской и антизападной, несколько поколебленной в эпоху горбачевско-ельцинского «Февраля». Сворачивание демократии, наступление на права регионов, истерика вокруг Бронзового солдата, реанимация совковой риторики времен «холодной войны», газпромовский империализм – все это находится в контексте названного процесса. Российский антизападный миф вновь активизирован – не стоит обманываться «либерализмом» Дмитрия Медведева. Мы в очередной раз вступили в период феодальной, ордынско-имперской реакции. Каков ее потенциал – разговор особый. Как бы то ни было, необходимо решительно противопоставить ей ценности и пафос русской национально-буржуазной революции, историческим символом которой, несомненно, является Великий Новгород. Национал-демократический проект – это стремление разорвать заклятие Орды-России; заклятие, наложенное на русскую судьбу в роковом ХIII веке.

    Только поняв план Невского, можно понять план Путина.

Судьба и люди — Индийская астрология

Страница 13 из 13

               Турция

    Сразу скажу, что турки меня обрадовали.     С поверхностными знаниями о турецкой истории запросто можно было принять 19 век, когда в его конце происходил распад Османской империи за Железный, революцию младотурков 1908 года – за начало нового, не имперского цикла, когда стряхивается гнет ветхой империи и зарождается буржуазная нация, правление Кемаля Ататюрка за упадок Золотого века, а вторую половину 20 века, особенно 90-е годы, когда Турция разжирела за счёт наших безмозглых курортниц (гороскоп одной из которых я демонстрировал) и челноков – за подъем Золотого века. Соответственно, сейчас должен был начаться упадок Серебряного века, ну а через 50 лет, на подъеме Серебряного века, на вершине цикла нам стоило бы ждать появления турок под Воронежем и образования огромной тюркской державы с отторжением от России Поволжья и не только. К счастью, всё совсем не так.

    Обо всем по порядку. Как пишет БСЭ, первое проникновение в Анатолию неких огузов состоялось в 11 в. Мне недосуг было разбираться, чем огузы отличаются от сельджуков, но именно хамское поведение последних на Ближнем Востоке, когда они ограбили и убили безоружных христианских паломников, стало одной из причин Крестовых походов. В 12 в. начинает функционировать некий Иконийский султанат, который спустя век распадается. Тогда же, в 13 веке, приток тюркских племен в Анатолию усиливается вследствие натиска монголов. На месте бывшего Иконийского султаната несколько феодальных княжеств. Одно из них, в северо-западной Анатолии, возвышается. Летописи называют имена Эртогрула и его сына Осман-бея (1281-1326). Правление последнего и можно отнести к началу хорошо освещённого и богатого событиями 400-летнего турецкого цикла. Орхан-бей (1326-59) ознаменовал начало своего правления захватом у византийцев Брусы (теперь Бурса) на южном побережье Мраморного моря. Вскоре последовал захват всего восточного побережья Мраморного моря и Галлипольского полуострова. Мурад 1 (1359-89), первый, кто примерил на себя титул султана, завоевал восточную Фракию, в том числе Адрианополь, который в 1365 году стал столицей. 1389 год – всемирно известная битва на Косовом поле, стоившая жизни Мураду, но в результате которой Сербия стала данницей османов. При Баязиде 1-м (1389-1402) осуществляется захват Болгарии, Македонии, Фессалии. И вот здесь турки сталкиваются с сильнейшим конкурентом.

    В 1402 в Анатолию вторгается Тимур и громит войско Баязида при Ангоре (ныне Анкара). К чести двух первых султанов стоит сказать, что оба они пали в битвах. 1402 год, таким образом, я предлагаю считать началом Серебряного века – началом его первой, худшей половины. Продвижение в Европу приостановилось. Начались сепаратистские выступления феодалов, междоусобная борьба сыновей Баязида за престол. Крестьянская война, восстание под началом Бедреттина Симави. Поражения от албанцев Скандербега и венгров Яноша Гуньади. По-видимому, к 1421 смута заканчивается и на престол вступает Мурад 2 (1421-51). 1444, 1448 гг. – победы над крестоносными армиями (кто такие, БСЭ не уточняет, эпоха Крестовых походов к тому времени осталась в области преданий). Наконец, в царствование Мехмеда 2 (1451-81), тотчас по наступлении второй, лучшей половины Серебряного века, турки захватывают Константинополь (1453). Вершина цикла – завоевание Боснии, Мореи и оставшейся части Греции, подавление сопротивления Албании. Сюзеренитет над Молдавией, Валахией, Крымским ханством. Подчинение почти всей Анатолии. Турция стала крупнейшей военной державой того времени.    Медный век – расширение продолжается. Вообще, стоит сказать, что тот турецкий цикл был крайне перегрет. Мы видим картину безконечных завоеваний и триумфов. Что аукнулось в цикле следующем, где не было ни одного яркого события… Селим 1 (1512-26) завоевал Мосул, Сирию, Палестину (1516) и в 1517 году Египет. Сулейман 1 Великолепный (как его подобострастно назвали многие европейцы, в первую очередь, видимо, французы, тогда как их братья по крови – рыцари иоанниты героически обороняли от турецких орд остров Родос), правивший с 1520 по 1566 год, осуществляет экспансию на Кавказ и в Ирак. В 1526 г. – победа при Мохаче над венграми, суверенитет над восточной Венгрией, а к 40-м гг. – и над центральной Венгрией. 1551 – завоевание Алжира и Триполитании. Но вот первая гнилостная черточка: Сулейман заключил с французским королем Франциском 1-м политический договор и торговую конвенцию, предоставляющую французским купцам особые льготы, т.н. «капитуляции», что сказалось впоследствии. Во 2 половине 16 века происходит замена государственного феодализма на частный, что свидетельствует о снижении так сказать пассионарного накала и обращением к вопросам бытоустроения. Разложение военно-ленной системы. В 1569 – поражение от России на суше, в 1571 – от испанцев и итальянцев на море при Лепанто.    Наступление Железного века ознаменовано крестьянским восстанием в Анатолии (1599-1605). К середине 17 века внутренний упадок явственно проявлялся в экономике, финансах, госуправлении, военном деле. Торговые пути перемещаются в Атлантический океан, и происходит резкое сокращение транзитных доходов. Разлагающее влияние оказывает европейский капитал. Не в пользу Турции складывается международная обстановка (в 1648 г. заключен Вестфальский мир, в 1654 происходит объединение Украины с Россией). 1660-70 гг. – неудачные военные походы на Украину, в Польшу и Центральную Европу. В 1683 турки наголову разбиты поляками и саксонцами под Веной Яном Собеским. Происходит последовательное отпадение территорий. 1699 – Карловицкие договоры, 1700 – Константинопольский договор. Уступки Австрии, Польше, Венеции, России по вопросу крепости Азов.    1702 – формальное начало нового цикла. 1711-15 кратковременные военные успехи, но в 1718 – новые уступки Австрии. В 1739 Россия отвоевывает Азов. Уступки Ирану в 1740-х гг. – переданы Тебриз и Хамадан. Весь Золотой век – никаких признаков подъема. Проигранные войны России. Османская верхушка в конце 18 века при Селиме 2 (1789-1807) демонстрирует стремление к реформам, но янычарский мятеж 1807 кладет конец реформаторскому пылу. В 1798 Бонапарт вторгается в Египет. В 1804 – восстание в Сербии. 1806-12 – новая война с Россией. По Бухарестскому мирному договору 1812 провозглашается автономия Сербии, Молдавии и Валахии. 1821 – восстание в Греции. Очередное поражение в войне с Россией 1828-29 гг. Положительная черта – истребление смутьянов янычар Махмудом 2 (1808-39). «Танзимат» — попытка при помощи реформ остановить крушение страны. 1839 – либеральный рескрипт султана Абдул-Меджида (1839-61). 1853-56 гг. – Крымская война. Единственный успех Турции в лучшей половине Серебряного века. 1854 – первый внешний заем от Англии. 1856 – новый рескрипт о реформах в интересах иностранного капитала и инородческой (греки, армяне, евреи) компрадорской буржуазии. 1859 – первая попытка в истории Турции свергнуть султана путем заговора. 1860-е гг. группировка под названием «Новые османы» стремятся к установлению конституционного строя. К ним примкнули некоторые представители высшей бюрократии (Мидхат-паша). 1875 – финансовое банкротство. 1875-76 гг. – восстания в Герцеговине, Боснии, Болгарии. 1876 – переворот, свержение султана Абдул-Азиза и переход власти в руки Мидхат-паши и «новых османов». После поражения в русско-турецкой войне 1877-78 султан Абдул-Хамид 2 (1876-1909) разогнал созванный на основе конституции парламент и ввел террористический режим, названный «зулюм» (гнет). Сан-Стефанский мирный договор 1878 – независимость Сербии, Черногории и Румынии. 1881 – захват Францией Туниса, 1882 – Англией Египта. Фактическое превращение Турции в полуколонию.

Медн ый век (с 1902) – подъем младотурецкого движения, комитет «Единение и прогресс». 1908 – Младотурецкая революция, идейные течения османизма, панисламизма, пантюркизма. Разгром в 1 Балканской войне 1912-13 гг. 1914-18 проигранная 1 Мировая. 1915 – геноцид армян. В связи с этим эпизодом, надо разъяснить, кто такие младотурки.

Пишет В. Акунов:В самый разгар I мировой войны, в 1915 г., министр внутренних дел османской Турции, Талаат-паша, довел до сведения турецких властей на местах секретное правительственное решение «полностью уничтожить всех проживающих в Турции армян». В распоряжении предписывалось «положить конец их существованию, какие бы методы, вплоть до криминальных, при этом ни принимались», не обращая внимания на «возраст, пол и угрызения совести». Развязанный в соответствии с этим решением геноцид турецких армян (а во многих местах – заодно и греков) стоил жизни каждому четвертому из 6 500 000 проживавших в описываемый период во всем мире армян.

Исходя из политических и экономических изменений, представлявшихся многим из турок катастрофическими, представители господствующей турецкой группы становились все более разочарованными и «отчужденными» от своего формально все еще господствующего положения. Они стали искать причины этого «отчуждения» и, как водится, «козлов отпущения». Армяне и – в меньшей степени – греки и христиане-айсоры (потомки древних ассирийцев), уже столетиями служившие мусульманам в качестве таковых и все больше отождествляемые турками с враждебными всей их империи силами, были готовым ответом на извечный вопрос: «Кто виноват?». Следующей стадией геноцидального процесса стало формирование идеологии и комплектование группы исполнителей геноцида. И то, и другое, осуществила новая сила, вышедшая на политическую арену Османской империи еще в 1870 г. и первоначально рассматривавшая своей главной задачей ограничение власти султана – партия (именуемая также «Комитетом» или «Союзом») под очень «передовым» названием «Единение и Прогресс». Ее сторонники именовали себя «младотурками», что достаточно ясно указывало на корни нового движения. По аналогии с корнями сходных по взглядам и задачам организаций – «Молодая Германия», «Молодая Италия» и пр., — корни эти уходили в антимонархическую и антитрадиционалистскую, по сути, идеологию «Большой Европейской Карбонады», то есть радикального франкмасонства, породившего Мадзини, Гарибальди и прочих идеологов ярого национализма, прикрывавшегося фразами о «братстве всех людей», «любви к человечеству» и «царстве разума, которое непременно наступит после низвержения всех тронов и алтарей». Типичный представитель этих сил – Артур-Риварес — выведенный в романе Э.Л. Войнич «Овод», которым в юности зачитывались Троцкий, Ленин и другие людоеды всех стран и народов и которого более полувека навязывали в качестве примера, достойного подражания, советским школьникам! – оставил перед казнью записку следующего характерного содержания: «Меня убивают потому, что я внушаю им страх. А чего же еще может желать человек?». Союз «Единение и Прогресс» имел два крыла – ультранационалистическое и «либеральное». До 1911 г. эти два крыла младотурок, при прогрессирующем бессилии султана, боролись за контроль над партией – эта борьба не прекращалась даже в ходе «младотурецкой революции» 1908 г., после которой султан окончательно превратился в ничего не решавшую более марионетку. Армянские подданные султана меж тем рукоплескали, с одной стороны, победам русского оружия, с другой – прогрессу «западных свобод», и начинали требовать для себя – для начала – равноправия. Ответом была резня армян 1894-1895 гг. и 1909 гг. Правда, она осуществлялись, главным образом, руками диких курдских кочевников, о которых всегда можно было сказать, что они подчиняются турецким властям лишь номинально, но нередко – и руками самих турок.

    Как свидетельствовал, в частности, русский посол при султанском дворе А.И. Нелидов: «Из разных турецких кварталов высыпали вооруженные ножами и прутьями толпы башибузуков (головорезов – В.А.), которые стали нападать на всех тех, кого принимали за армян, и началось самое варварское избиение беззащитных и ни в чем не повинных христиан (как видим, под нож попадали не только армяне! – В.А.). Полиция не только оставалась спокойной зрительницей происходящих ужасов, но даже во многих случаях принимала участие в убийствах и грабежах. Войска, весьма поздно появившиеся на месте беспорядков, также ничего не предпринимали для их прекращения…»     «Младотурецкая» революция 1908 г., направленная против султана Абдул-Гамида, поначалу нашла всестороннюю поддержку у армянского населения Турции. Ведь все руководство возглавившего революцию «младотурок» комитета «Единение и Прогресс» — Талаат, Энвер (будущий турецкий военный министр в 1914-18 гг.. и зять султана!), Беха-эд-Дин-Шакир, Джемаль, Халим и Мустафа Кемаль (будущий Ататюрк – «отец турок», первый президент светской Турецкой республики) состояло из масонов (в большинстве своем салоникских сефардов-денмэ по происхождению), на словах стремившихся к «демократии и братству всех людей». Армян формально уравняли в правах с турками, позволили служить в турецкой армии – вплоть до командных должностей. Надо сказать, многие турецкие армяне поверили новой власти и храбро сражались в рядах турецких войск против итальянцев в Ливии (Триполитании) в 1911 г. и в двух Балканских войнах, полагая, что прошлое не вернется, и что примирение с турками стало совершившимся фактом. На деле же вышло совсем иначе.

     В 1912 г. «либеральное» крыло младотурок при помощи вооруженного путча на короткое время захватило власть, но было в 1913 г. разгромлено Энвером-пашой, после чего во главе партии «Единение и Прогресс» встал триумвират, состоявший из ультранационалистов – Энвера, Талаата и Кемаля. Произошло слияние на правительственном уровне двух идеологий – пантюркизма и так называемой «идеологии национальной экономики». Пантюркизм (нередко – из тактических соображений – сочетавшийся с панисламизмом) преследовал цель создать «Великий Туран» от Финляндии до Японии, а в более «умеренном» варианте – «Малый Туран» от Стамбула до Монголии (включая, разумеется, русский Кавказ и Туркестан). «Туран» представлялся младотуркам гигантской державой, подобной Оттоманской империи, но (и в этом существенное отличие пантюркизма от средневековых османских представлений!) населенной только турками или «народами турецкого корня» (к которым причислялись, скажем, арабы, татары, кавказские горцы, монголы, венгры и вообще угрофинны – совсем по графу Гобино, в основополагающем труде которого «Опыт о неравенстве человеческих рас» понятия «финны», «туранцы» и «желтая раса» употребляются в качестве синонимов!). Армянам и всем другим нетюркским народам ни в Великом, ни в Малом Туране делать было нечего.

   «Идеология национальной экономики» была направлена на формирование среди турецких трудящихся «сознания общности» — причем считалось, что такое сознание может быть сформировано только в этнически однородном тюркском государстве. Нетюркские народы, по определению, самим своим существованием разрушали подобную однородность, и потому их надлежало устранить, как вредный элемент. В идеологическом аспекте лидеры «Единения и Прогресса» выдвигали на первый план необходимость устранения армян в географическом, политическом и экономическом смысле, успешно распространяя свои идеи среди широких масс турецкого народа. Такого «научного» подхода к «решению армянского вопроса» султанским правительством никогда ранее не практиковалось. Турецкие массы, и без того разочаровавшиеся в старой оттоманской идеологии и прежней государственной идее власти султана не столько как светского правителя, сколько как «халифа» — наместника пророка Магомета, «владыки всех правоверных и охранителя всех своих подданных» — и без того уже враждебно настроенные по отношению к армянам, оказались вполне подготовленными к новой идее примата турецкой (или «туранской») расы, власть которой должны была распространиться «от Танжера до Урала», и впитали ее, как губка. На этой стадии геноцидального процесса уже имелись налицо все предпосылки для геноцида – соответствующий социально-политический контекст, идеология и аппарат (партия) для ее реализации. Оставалось только определить график массовых убийств (или, как принято говорить в наш просвещенный ХХI век – «этнических чисток»). В этом смысле I мировая война разразилась весьма кстати, обеспечив младотуркам необходимую секретность и изоляцию при составлении графика «специфических военных операций».

 В декабре 1914 г. турецкие части Энвера-паши в ходе плохо подготовленного наступления были окружены русской армией и разбиты наголову под Сарыкамышем. Вернувшись после разгрома в Стамбул, взбешенный Энвер, в свое оправдание, обвинил в предательстве армян, возложив на них вину за поражение. И через три недели война была распространена внутрь самой Турции. Все дееспособные армяне, служившие в турецкой армии, были разоружены и переведены в рабочие батальоны (вроде наших стройбатов), а впоследствии уничтожены без лишнего шума. Через два месяца, в феврале 1915 г., на секретном заседании Союза «Единение и Прогресс» было принято окончательное решение о физическом уничтожении не просто всех турецких армян, а армянского народа («эрмани миллиет») как такового — без указания территории проживания! Война обеспечила резне необходимую «крышу», а ключевые поражения на фронтах «внешней войны» определили фактор времени.

Лидеры турецких армян и их национальная интеллигенция (сконцентрированная в столице – Стамбуле, именуемом армянами «Полис»), были арестованы, загнаны на баржи и утоплены в Босфоре (очень похоже на методы истребления большевиками своих противников во время гражданской войны в России!). Тысячи армян бежали из страны, а тех, кому не удалось бежать, турки подвергли «депортации», то есть заставляли идти пешком тысячи верст без еды и питья. Если же им удавалось дойти до места назначения, не погибнув в пути от голода, жажды, болезней и истощения, то их убивали (предварительно изнасиловав всех армянских женщин), а детей зарывали в землю живыми. К 1918 г. уцелевшая от беспощадной резни небольшая часть армянской нации рассеялась по всему свету. На небольшом клочке прежней Русской Армении (большую часть которой – не говоря уже о завоеванной русской кровью Турецкой, или Западной Армении! — «добрый дедушка» Ленин «подарил» туркам, надеясь использовать их военную силу против стран Антанты), после короткой интерлюдии под названием «независимая Армянская республика» (которая ухитрилась объявить войну Турции, мусаватистскому Азербайджану, меньшевицкой Грузии и большевицкой Совдепии одновременно!) и разгрома отчаянно оборонявших ее отрядов дашнакских «хумбапетов»-маузеристов (именовавшихся так потому, что их излюбленным оружием являлся «товарищ Маузер») объединенными военными усилиями кемалистской Турции и советской Красной Армии, в 1920 г. было создано советское квазигосударство «Армянская ССР».

30.10.1918 – Мудросское перемирие, конец Османской империи. 1918-22 – война за независимость. Победа кемалистов, отражение интервенции и установление республиканского строя. Европеизация и деисламизация.Теперь о том, что может ожидать Турцию в Железном веке (с 2002).

После известных событий, связанных с принятием Конгрессом США (комиссией по внешним отношениям Палаты представителей) резолюции по геноциду армян (турками в 1915-1918 гг.) и последовавшему за этим отзыву из Вашингтона турецкого посла, сильно оживилось россиянское псевдоаналитическое сообщество (разного рода институты геополитических проблем и прочие), направо и налево давая прессе прогнозы на предмет «расчленения Ирака» и образования «псевдогосударства Курдистан». Начать надо с «расчленения Ирака» и «псевдогосударства Курдистан» — клише, постоянно употребляемых россиянскими толкователями по горшкам пентагоновских генералов. На самом деле очень еще большой вопрос — является ли Курдистан таким уж и псевдогосударством? С точки зрения истории и антропологии, псевдогосударством в первую очередь является Ирак, воссозданный на карте только по итогам Первой мировой войны. Курдистан на тысячелетия древнее Иракского королевства, не говоря уже о Турции, которая рядом с несуществующим сегодня древним и моноэтническим Курдистаном сама напоминает собранное из кусков псевдогосударство. Курды живут на Иранском плато как минимум 4 тысячи лет и, возможно, имеют общие корни с фарсидским этносом — персами в греческой транскрипции: курды жили на Севере плато (греки называли это место Мидией), а персы на Юге (греки называли эту территорию Персидой). После столетий геноцида со стороны сначала ассирийцев, потом иранцев и турок, курды не сохранились сколь либо значимых исторических документов, поэтому все упоминания о них известны из сочинений тех же греков, ассирийцев и иранцев. Однако и эти короткие упоминания свидетельствуют о существования Курдистана еще во времена, когда Ромул и Рэм только приступали к копанию рва вокруг будущего Рима: есть упоминания о том, что в свое время курдам принадлежали Северная Месопотамия, Парфия, Персия, Элам, Урарту и хороший кусок Малой Азии. Сами по себе эти данные историков спорные, однако факт существования на планете Курдистана — бесспорен.

В естественных битвах с оккупированными народами и пришлыми завоевателями однажды Курдистан распался на море независимых удельных княжеств, которые собственной политики уже не имели и принимали участие в региональных войнах — в основном между появившейся на карте Турцией и Ираном, помогая то одной, то другой стороне. В 1514-м году курды сделали свой окончательный выбор и 23 местных племени подписали с турками договор о вечной дружбе, который с тех пор добросовестно выполняли. Однако как всегда в таких случаях бывает, на пике своего могущества Турция начала закручивать гайки и про полагавшуюся по договору серьезную национальную автономию курдам пришлось на время забыть. Более того — особо свободолюбивых курдов турки систематически вырезали. Потом пришел 20-й век и с ним Первая мировая война, по итогам которой Курдистан разделили на четыре части: Северо-Западный Курдистан (отошел Турции), Северо-Восточный (отошел Ирану), Юго-Восточный (отошел воссозданному Королевству Ирак), Юго-Западный (отошел Сирии). По вполне понятным причинам курды плохо отреагировали на такой раздел нации, но страны-победители пообещали им в ближайшее время создать автономное государство, что было даже закреплено в Севрском договоре 1920 г.. Планам этим не суждено было сбыться, поскольку в Турции грянула кемалистская революция, распад Османской империи был остановлен, а господин Мустафа Кемаль Ататюрк (то есть «отец всех турок») назвал курдов одной из основных проблем страны.

С тех пор, то есть весь 20-й век, турки пытаются эту проблему окончательно решить — как уже не раз пытались решить проблему армян. Курдам запретили разговаривать на своей языке, запретили носить национальную одежду, а время от времени в Курдистан направлялись карательные рейды со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если бы в 1991-м году СССР не распался, о Курдской Рабочей Партии (руками которой СССР играл против члена НАТО) и родственных организациях в Иране, в Сирии и Ираке, мы бы скорее всего сегодня уже ничего и не слышали — каждый из участников раздела Курдистана по своему додавил бы непокорное племя, но с исчезновением СССР и его коммунистических амбиций ситуация у курдов сильно изменилась, поскольку изменилась она в первую очередь у турок. Турция — член НАТО с 1952-го года, то есть вступила в блок практически сразу после его создания в 1949-м (Германия так вошла туда аж в 1955-м), однако с самого начала нахождение мусульманской страны в Североатлантическом Альянсе явно было нелогичным: в НАТО входят только страны, населенные индоевропейскими этносами, к которым турки (представители тюркских народов) имеют весьма далекое отношение, НАТО постоянно как-то не очень дружественно ведет себя с мусульманами — а турки в основном мусульмане. Неправильный немного партнер. Когда такой партнер был необходим США для закрытия выхода СССР в Средиземное море, для размещения аэродромов и пусковых площадок ракет, нацеленных на СССР — наличие Турции в НАТО было вполне логичным и на явные проблемы и описанные выше несуразности Вашингтон закрывал глаза. Но вот СССР не стало. Более того, в НАТО вошли многие страны бывшего Варшавского блока, если не сегодня, то завтра туда войдут Грузия и Азербайджан, а может и Армения, то есть наверняка американские генералы уже в 1991-м году поставили перед правительством вопрос: господа, а на хрена нам эта Турция? Вопрос этот должно быть стал вдвойне интересным после второго вторжения США в Ирак.

Судьба и люди — Индийская астрология

Страница 12 из 13

                                      Франция

    23 декабря 679 на охоте близ города Стенэ был убит последний дееспособный представитель Меровингской династии Дагоберт II. Впоследствии Меровинги стали объектом всевозможных сказочных вымыслов – так вот, с убийством де-факто последнего Меровинга сказка, предыстория кончилась и началась история. Я предлагаю считать 680 г. годом основания первого французского 400-летнего цикла. До власти дорвались ушлые мажордомы. В 732 г. (почти аккурат началом лучшей второй половины Золотого века) франки одерживают историческую победу над арабами в битве при Пуатье. В БСЭ про это нет ни слова. Тем не менее, победа действительно была исторической, ибо победи арабы – неизвестно, насколько было бы отсрочено рождение Великого Европейского мифа и, соответственно, европейской культуры. Вместо Франции был бы Франкистан и мечеть Парижской Богоматери – впрочем, это упущение в нынешней Франции активно наверстывается.     В 1982 году появилась книга англоязычных авторов Бэйджента, Лея и Линкольна “The Holy Blood and Holy Grail”, в русском переводе вышедшая под названием «Священная загадка». Произошло ли это с благословения масонов, решивших, что настало время приоткрыть завесу над одной из своих «светлых тайн», или стало исключительно результатом добросовестных научно-богословских изысканий авторов книги, я не берусь судить. Но факт тот, что этим было положено начало многосерийному пошлому детективу, к которому приплели Иисуса Христа, Марию Магдалину, Иосифа Аримафейского, династию Меровингов, крестоносцев, тамплиеров, некоторых деятелей эпохи «возрождения» и барокко.    В богословском плане предложенная концепция отказывается обсуждать божественность Иисуса Христа, но глубоко и всесторонне рассуждает о его человеческой природе, подчёркивая, в частности, его происхождение из израильского царско-священнического рода согласно родословной, представленной в Евангелии от Матфея. Далее, по мнению авторов книги, священные для христиан события развивались несколько иным образом, чем принято думать. Христос не был распят на кресте (вместо него распяли кого-то другого) – соответственно, не было его мученической смерти и торжества воскресения. Здесь авторы не оригинальны – подобный мотив присутствует в Коране, и они честно признаются, что именно Коран, не в последнюю очередь, вдохновил их сделать такой вывод. Эта легенда также присутствует в некоторых апокрифических евангелиях и является стержнем эбионизма (иудеохристианства). Но не менее главным и интересным (а также не менее дерзким) предположением является то, что Иисус был женат на Марии Магдалине, и у них были дети, равным образом, как и сам Иисус, претендующие на владычество над «избранным народом» и «землёй обетованной».    После возникновения основного христианского мифа – о распятии и воскресении Иисуса – его семья представляла опасность как для христианской миссии, будучи в состоянии опровергнуть этот миф, так и для иудейских ортодоксов, не поддерживающих его кандидатуру на трон. Поэтому Иосиф Аримафейский (согласно этой легенде – шурин Иисуса) и Мария Магдалина покинули Палестину, найдя приют в еврейской общине на юге Галлии – в Марселе, где сейчас хранится часть мощей св. Марии Магдалины. Сюда, в Марсель Иосиф и Магдалина привезли Святой Грааль – чашу с божественной кровью – Saint Graal, который можно прочитать и как Sang Real или Sang Royal – «королевская кровь». Чаша с кровью Христовой, таким образом, утрачивает всякое буквальное значение и становится обозначением потомков Иисуса — царя-священника, равных которым по благородству происхождения трудно представить (по крайней мере, в обществе, равнявшемся на ветхозаветное благочестие).     Второй ключевой момент этой гипотезы: в V веке потомство Иисуса и Марии Магдалины каким-то образом породнилось с королевским родом франков и произвело на свет династию Меровингов. Вообще, насчет происхождения Меровингов бытуют разные версии. Причина такого неравнодушия к Меровингам — приписываемые им чудесные способности. Возможно, они действительно были королями-магами, королями-чудотворцами, что наделяло их весомой легитимностью. Само слово Merovinge ближе всего к французскому слову «merveille» — чудо.В 486 году Римская церковь заключила пакт с могущественным королем франков Хлодвигом, в результате которого Рим получил надёжное покровительство и установил духовную власть над Западной Европой, а Хлодвиг, крестившись, получил благословение править этими землями и титул «Нового Константина». Для Хлодвига, однако, ничего принципиально не изменилось. Он и так был настоящим королем и не нуждался ни в каком миропомазании. Рим, по существу, легитимизировал не Хлодвига, а будущих представителей его династии.

После смерти Хлодвига в 511 году его королевство было разделено между четырьмя его сыновьями. Со временем централизованная власть стала ослабляться, а меровингская династия по каким-то причинам приходила в упадок. На этом фоне все большее значение приобретала новая сила — мажордомы. Они как-то поддерживали порядок и не давали государству распасться. Римская церковь все больше склонялась к тому, чтобы подвигнуть мажордомов на полный захват власти в королевстве франков.

    23 декабря 679 года в лесу близ города Стенэ, на охоте, был убит последний из дееспособных Меровингов — Дагоберт II. Молчаливо одобрив это убийство, Римская церковь тем самым совершила предательство, чего потомки Меровингов ей никогда не простили. Сигиберта IV — сына Дагоберта II и вестготской принцессы Гизелы де Редэ удалось спасти от заговорщиков и тайно переправить в Лангедок, во владение его матери в 681 году. Впоследствии посредством династических браков меровингская кровь стала достоянием многих аристократических семейств Аквитании, Бретани, Анжу, Шампани и Лотарингии. Именно при дворе графов Шампанских (из-под пера Кретьена де Труа) около 1188 года вышел один из первых романов о Граале.

    Между тем после убийства Дагоберта II на франкском троне продолжали оставаться представители побочных ветвей меровингской династии, но реального значения это уже не имело. Однако и мажордомы до определенного момента не решались впрямую занять трон, как будто речь шла о чужих, не принадлежащих им правах. Ни Пепин д’Эристаль — убийца Дагоберта II, ни его сын Карл Мартелл, чье правление было блестящим, при котором франки разгромили арабов при Пуатье в 732 году и по чьему имени будущая династия получила имя Каролингов, не провозглашали себя королями. От подобного суеверного отношения к трону отказался лишь Пепин Короткий. В 754 году он низложил последнего из меровингских монархов Хильдерика III и заточил его в монастырь.

    Церковь поспешила признать новую династию и учредила церемонию коронации, которая отличалась от случая с Хлодвигом тем, что здесь речь шла не о признании уже существующего легитимного владыки, а о создании нового. «Ex nihilo».    Меровинги не оставляли попыток вернуть себе франкский трон, но успеха их попытки не имели. Они продолжали оставаться королями без королевства. «Что же должен был сделать король без владений, — вопрошают авторы «Священной загадки», — если не найти или не создать королевство? А какое королевство выбрать, если не самое драгоценное из всех — Палестину, Святую Землю, по которой ходил сам Иисус? Владыка такого королевства, не будет ли он равен другим владыкам Европы? Царствуя в самых священных местах на земле, не возьмет ли он справедливый реванш над Церковью, той Церковью, которая четыреста лет тому назад предала его предков»?Среди четырех европейских принцев, отправившихся в первый крестовый поход, Готфрид Бульонский, герцог Лотарингский, был единственным, кто порвал все связи с родиной, продав все свое имущество, как будто был уверен, что «Святая Земля» воздаст ему за это сторицей. 15 июля 1099 года, в пятницу в 3-м часу пополудни, т.е. в тот же день недели и в то же время суток, когда был распят Иисус Христос, его войска берут Иерусалим, и конклав таинственных выборщиков отдает ему трон создаваемого королевства Аутремер (по-видимому, Autre Mer, «Другое Море»), но он скромно ограничивается титулом «защитника Гроба Господня», а титул короля после его смерти в 1100 году принимает его брат Бодуэн. По просьбе Готфрида на горе Сион возводится аббатство, становящееся обителью заранее (!) учрежденной Сионской общины. Вскоре, в 1118 году учреждается орден Рыцарей Храма (тамплиеров), являющийся военным крылом Сионской общины. (Здесь и далее я продолжаю излагать события с точки зрения авторов «Священной загадки».)

    Таким образом, и Крестовые походы и яркий культурный феномен сказаний о Граале получает конспирологический подтекст. Ведь легенда о Граале раскрывает происхождение Готфрида Бульонского и его родственников, которое им теперь, когда у них было своё королевство на Святой Земле, не было нужды скрывать. Имеется, правда, одна несостыковка в этой теории: Иерусалим был взят в 1099 году, а роман Кретьена де Труа вышел около 1188-го, т.е. через год после того, как он был обратно отвоеван сарацинами в 1187 году. Между 1190 и 1199 годами появляется «Роман об истории Святого Грааля» Робера де Борона. А между 1195 и 1216-м — «Парцифаль» Вольфрама фон Эшенбаха. Поток «Граалиады» иссякает с падением франкского королевства в Палестине в 1291 году и разгромом тамплиеров в 1307-м. Здесь «все чисто». Далее следует полная тишина до 1407 года, когда за эту тему берется Томас Мэлори. Авторы приводят, как им, вероятно, кажется, убийственный аргумент, который можно было бы озвучить так: «А почему, собственно, сказания о Чаше с божественной кровью появляются лишь спустя десять веков после того, как эта кровь была источена»? Аргумент, вроде бы, серьёзный. Поэтому и к его опровержению следует подойти с подобающей серьёзностью и обстоятельностью.

    Многие исследователи пишут о Граале, как о женственном символе. Д. Мэттьюз в книге «Традиция Грааля» пишет: «…Грааль символизирует собой плодородное, изобильное, жидкое и несущее надежду начало. Это полностью женственный символ божественной любви, которая, как некая отдельная от Христа сущность,полностью отсутствует — что примечательно — в экзотерическом христианстве… Идея… о женственном начале Божества слишком часто встречается в различных традициях… В иудаизме это Шекина, а в исламе — Сакина… Сакина символизировала состояние покоя, а также момент понимания и блаженства, что напоминает нам те же состояния, которые раньше или позже приходили ко всем, кто искал Грааль. Исламу был известен и гностический образ Софии, Невесты Бога… Этот образ, пронизывающий всю западную цивилизацию, берет свое начало с идеи Платона о душе мира, которая потом связывается с идеей Мудрости, персонифицированной в образе женщины. Образ Софии и ее функции стали ассоциироваться с воздействием Святого Духа — как если бы она сама была женственным аспектом Творца, — а Св. Дух, как известно, в христианской иконографии изображался в виде голубя. Важно и то, что голубь обычно представлял женственную, материнскую заботливость…» Не самого лучшего автора я избрал для цитирования, но мне важно было продемонстрировать связь между Граалем и основными архетипами пробуждающейся на рубеже I-II тысячелетий н.э. Европы.

    Для более тонкого уяснения сущности Грааля нужно разобраться в характере той культуры, которая породила его на свет. Для этого обратимся к антинаучной, но верной культурологической концепции О. Шпенглера, изложенной им в двух томах «Заката Европы». Она поможет и дать ответ на вопрос, почему Грааль, будучи христианским символом, появился лишь на рубеже I и II тысячелетий христианской эры.Грааль — то символ и миф. Символика и мифология составляют язык культуры. Каждой культуре присущи биографические праформы. Подобно живому организму культура зарождается, взрослеет, достигает расцвета и зрелости, увядает и умирает. Здесь нет места линейному однонаправленному времени и повсеместно принятой в исторической науке схеме «древний мир — средние века — новое время». «Одновременные» эпохи разных культур могут отстоять друг от друга на тысячелетия. Так, арийские героические сказания, ранневедические гимны знаменуют рождение индийской культуры около 1500 г. до н. э. Аналогичное событие в Европе происходит около 900 г. н. э., когда появляются народный и рыцарский эпос, легенды о святых. Это пробуждение и юность «фаустовской» (термин Шпенглера) души. Творцы этой весны — Иоахим Флорский, Бернард Клервоский, Франциск Ассизский, Фома Аквинский и др. Христианство же по своим форме и стилю принадлежит к культуре, называемой Шпенглером «арабской». Оно является одной из форм выражения «магической» (он же) души. Первые всплески, первые сознательные ростки этой культуры различимы на рубеже христианской эры и выражены ближневосточным синкретизмом (Кибела, Митра, Ваал и другие божества) первохристианством, гнозисом, манихейством. Из имен можно назвать апостола Павла, Маркиона, Оригена, Плотина, Мани.    Летний расцвет фаустовской души выражен в появлении философских абстрактных учений в сфере чистого мышления, готикой и ренессансом в архитектуре и искусстве. Это XIV—XVII века. Магическая душа «расцвела» византийской, иудейской, сирийской, коптской, персидской литературой VI—VII вв.; базиликами, купольными постройками, мозаичной живописью и искусством арабески. Характерно, что ислам в этой оригинальной и непривычной системе координат выглядит не как рождение нового мировоззрения, но как рационалистически-пуританское оскудение уже имеющегося, примерно сопоставимое с протестантизмом в Европе.    Зрелость первоосенья в мысли выражается в появлении великих завершающих философских систем: йоги, санкхьи и веданты — в Индии, учений Платона и Аристотеля — в античной культуре, классической немецкой философии (Гёте, Кант, Гегель, Фихте) — в Европе. В искусстве — в выработке зрелой художественности. Барокко и рококо, голландская масляная живопись, контрапунктическая музыка, стиль ампир — в Европе. Ионическая колонна, фресковая живопись, классическая пластика от Мирона до Фидия — в Греции. Мечеть, «мавританское искусство» — у «арабов».    Упадок и увядание поздней осени и зимы выражаются в начале космополитической цивилизации, в критицизме и скепсисе, в распространении взгляда на жизнь как на проблему и соответствующим неадекватным интересом к морали и этике, в рационалистическом культе науки, пользы и счастья, в распространении последнего миронастроения. Так, О. Шпенглер полагает, что полное оскудение индийской, античной, фаустовской души соотносится как буддизм — стоицизм — социализм. В это время искусство становится «привычкой, роскошью, спортом, стрессом». В Европе — это Лист, Берлиоз, Вагнер; импрессионизм. В Риме — гигантские форумы, термы, колоннады, Колизей. В Египте — колоссы Мемнона, искусство Кносса и Амарны, гигантские постройки Луксора, Карнака и Абидоса.    Культура, умирая, плавно перетекает в цивилизацию — стадию окостенения и завершенности. Органическое переживание сменяется механическим переосмыслением. Вместо рождения новых форм в искусстве происходит бесконечная перетасовка старых, отмерших. Искусство превращается в «труп красоты», способный лишь на рефлекторное блудливое подергивание. (Таково, по крайней мере, впечатление С. Булгакова, посетившего выставку П. Пикассо в 1914 году.) Деревенское, общинное «кровно-почвенное» мировосприятие исчезает, уступая место внерасовому и внеландшафтному «духу» мирового города.

    Итак, как видим, в культуре отражается душа народа. Культура является самовыражением души в формах. Абстрактное в данном случае понятие «душа» следует вербализовать, в первую очередь, как мирочувствование. А последнее слагается из особого, только этой общности людей свойственного переживания пространства. Фаустовская душа переживает пространство, по словам Шпенглера, как бесконечную даль. Поэтому в основе форм этой культуры лежит тяготение к бесконечному, как в пространственном, так и во временном смысле. И когда фаустовская душа пробудилась и ей потребовался великий символ, чтобы «…в чувственной форме ухватить свое прачувство нескончаемого времени, истории и последовательности поколений, она поставила в центр Mater dolorosa, а не страдающего Спасителя, и на протяжении целых веков цветущей задушевности этот женский образ являлся высшим проявлением фаустовского мироощущения и целью всей поэзии, искусства и благочестия. Еще и сегодня в культе и молитвах католической церкви, но прежде всего в чувствах верующих Иисус занимает второе после Марии место». Далее Шпенглер рассуждает так: «Насколько невозможно в зороастризме найти хоть одну брахманическую черту, а в древнем христианстве хотя бы след античного мироощущения, но лишь одни имена, образы и внешние формы, так же мало способно было и западное, кельто-германское христианство воспринять хотя бы легкий привкус мироощущения той религии Иисуса (при том, что оно переняло весь ее арсенал высказываний и обычаев).

    Подобное переживание пространства—времени, как бесконечной, неизведанной дали формирует одну из основных особенностей фаустовской души — прачувство заботы. Античному и индийскому поклонению детородной силе она противопоставила знак материнской любви… Мать, держащая дитя — будущее — у груди: культ Марии в этом новом, фаустовском смысле расцвел лишь в столетие готики. Это не есть общехристианская черта, т.к. магическое христианство возвело Марию в качестве Теотокос, в совершенно по-иному прочувствованный символ. Кормящая грудью мать столь же чужда древнехристианско-византийскому искусству, сколь и эллинскому… Мадонна с младенцем Иисусом вполне соответствует египетской Исиде с младенцем Гором — обе есть заботливые матери. Этот символ со смертью египетской культуры исчез на целые тысячелетия, на все время античной и арабской культуры, для которых он не мог иметь абсолютно никакого значения, чтобы наконец вновь пробудиться к жизни фаустовской душой…    В идее материнства заключается бесконечное становление. Женщина-мать есть время, есть судьба. Подобно тому, как мистический акт переживания глубины созидает из чувственного протяженное, а стало быть, и сам мир, так через материнство возникает телесный человек, как отдельный член этого мира, в котором ему назначена теперь своя судьба. Все символы времени и дальности суть также символы материнства…Забота есть прачувство будущего, а всякая забота несет на себе знак материнства. Она оповещает о себе в образованиях и идеях семьи и государства и в принципе наследственности, лежащем в их основе. Можно воспринимать время под знаком мгновения или под знаком вечности. И оттого всеми средствами искусства воплощать либо зрелище зачатия и рождения, либо образ матери с ребенком на груди. Кормящая мать указует на будущее и совершенно отсутствует в античном искусстве.    Уже на самой заре готики Мария Теотокос византийских мозаик становится Mater Dolorosa, Матерью Божьей, матерью вообще. Вся картина мира раннеготического человечества пронизана чем-то материнским, заботливым, претерпевающим, и когда фаустовское мирочувствование созрело до самосознания, оно поставило в средоточие своей картины мира не страдающего Спасителя, а страдающую Мать. В 1250 г. в Римском кафедрале господствующее место, которое в Париже и Амьене занимал еще Христос, предоставлено Мадонне, и к тому же времени тосканская школа в Ареццо и Сиене начинает вкладывать в византийский тип изображения Теотокос выражение материнской любви…    Все устремление юной расы, вся жажда этой мощно струящейся крови покорно преклониться перед смыслом крови, нашла свое выражение в образе Девы и Матери Марии. Ее небесное коронование сделалось одним из наиболее ранних мотивов готического искусства, где она является посреди небесного воинства в виде облаченной в белое, синее и золотое пресветлой фигуры. Начиная с рубежа тысячелетия Петр Дамиани и Бернар Клервосский разработали ее культ; возникли Ave Maria и канон Благовещения, а позже у доминиканцев — четки. Ее саму и ее образ окружают бесчисленные легенды. Она оберегает церковную сокровищницу благодати, она — великая заступница».    Итак, Грааль – слишком великий символ, чтобы появиться на свет по чьему-то субъективному произволу. Полубезсознательному, сновидческому лепету детской души приходит время стать внятной, поэтической речью. Смутный миф принимает вид возвышенной, утончённой легенды. Волшебный котёл из кельтских преданий превращается в Чашу с божественной кровью – Святой Грааль. Его появление на рубеже I-II тысячелетий на весеннем гребне молодой фаустовской души, трепещущей и преклоняющейся перед непостижимой женственностью, вполне закономерно, и иначе быть не могло.    Параллельно происхождению от Иисуса Христа и Марии Магдалины авторы «Священной загадки» разрабатывают и менее сенсационную версию происхождения Меровингов от одного из колен израилевых. Эта версия была очень распространенной в раннем средневековье, когда Рим пытался доказать преемственность европейских монархов ветхозаветным царям. Такие попытки, на мой взгляд, нужно рассматривать в контексте поисков легитимности. Я думаю, что вектор этих поисков естественным образом обращается туда, откуда происходит актуальная форма, интерпретация вечной и неизменной Истины. (Фраза, отдающая геноновским традиционализмом, но ничего точнее на ум не приходит). Для христиан такой стороной является Палестина — «Святая Земля». Оттуда же и «должны», по их мнению, происходить настоящие правители. К V веку, ко времени появления франков на исторической сцене, христианство уже помирилось с Ветхим Заветом, и во многом на его фундаменте возводило свою догматику.

    Общественное мнение, которое всегда радо обманываться, поспешило признать наверняка сфабрикованную Римом версию о палестинском, «святоземельном» происхождении могущественных франкских королей-чудотворцев.

    Посмотрим, как с точки зрения авторов «Священной загадки» могли пересечься Меровинги и палестинское племя. Согласно некоторым исследователям, жившим в разные исторические эпохи, франкское племя происходило из Греции (особенно часто упоминается область Аркадия и древний город Троя), французский язык возник на греко-пеласго-этрусской основе, а франкские короли были потомками критских и троянских царей. Там же в Аркадии, уже согласно исследованиям Бэйджента, Лея и Линкольна, обитали потомки колена Вениаминова — одного из двенадцати колен израилевых, изгнанных с земли обетованной за проступок, описываемый в книге Судей (XIX—XXI). По их же мнению, с XVII века самым многозначительным намеком на этот «факт» будет считаться картина Николя Пуссена «Et in Arcadia ego» («И вот я в Аркадии»).    …Колену Вениамина в Палестине принадлежал среди прочих городов и Иерусалим. Об этом говорится в книге Иисуса Навина (XVIII, 28). Прежде чем стать столицей Давида и Соломона, Иерусалим по полному праву принадлежал Вениамину и его потомкам. Люди из колена Вениамина почитали Богиню-Мать под видом Велиала (т.е. Ваала) — культ, близкий вавилонской Иштар и финикийской Астарте… Мне не удалось найти прямых свидетельств этого в самом Ветхом Завете, но предположение является в чем-то обоснованным, так как в книге Исхода повествуется о том, что стоило Моисею удалиться в горы на «встречу» с Яхве, как его соплеменники тут же восставили Золотого Тельца — т.е. того же Ваала — и стали приносить ему жертвы. Вполне возможно, что подобное не раз случалось и впоследствии.

    Этот культ Ваала — Богини-Матери – сыны Вениамина принесли в Аркадию, где позже он слился с культами Деметры, Дианы и Артемиды. В Аркадии они породнились с правящим домом. А в начале христианской эры эти смешанные племена эмигрировали через Карпаты и Паннонию на Рейн, где слились с тевтонскими племенами, и вновь образованное племя известно уже под именем франков-сикамбров. «Под именем Ардуины Артемида становится богиней Арденн, а ведь именно из Арденн франки-сикамбры войдут в Галлию. Тотемом Артемиды был медведь — Каллисто, мать Аркаса — медвежонка, покровителя Аркадии… Именно поэтому слово «Урсус», часто применяемое к Меровингам, не может считаться простым совпадением». Во всем этом повествовании, на мой взгляд, две серьезные натяжки. Первое: почему изгнанники должны были отправиться именно в Аркадию? И второе: почему царствующая семья Аркадии должна была породниться с какими-то пришельцами? Неужели только на основании родства исповедуемых культов?.. Кстати, что собой представлял этот с позволения сказать «культ Богини-Матери» — весьма красочно, ссылаясь на книги пророков Иезикииля, Иеремии, Исайи, Ездры, описывает тот же А. Одинцов. «…В Иерусалиме были построены многочисленные «блудилища», то есть, храмы, в которых иерусалимляне занимались ритуальным сексом «с каждым, кто проходил мимо» — египтянами, ассирийцами, со всеми, начиная от Ханаана до земли Халдейской, ведя себя как «необузданная блудница».

    Хорошо известно, что практически все древние языческие культы сопровождались оргиастическими поклонениями, включавшими в себя человеческие жертвоприношения и сексуальные обряды. С поклонением идолам, почитание которых связывалось с плодородием и чувственным вожделением, повсеместно была распространена культовая проституция… Пророк Иеремия категоричен в своих оценках. Он описывает ужасную картину разврата и идолопоклонства. В его книге говорится, что Израиль «на всяком высоком холме и под всяким ветвистым деревом блудодействовал», уподобившись «резвой верблюдице» в её месяце (2:20,23; 3:6,8), дочь Израилева откровенно «распутствовала с чуждыми» (3:13)… Обращаясь к Иеремии, Господь говорит об Иерусалиме: «Видел Я прелюбодейство твоё и гнусные ржания твои, твою проституцию и твои мерзости на холмах, в поле» (13:27). Дева Израилева совершила «крайне гнусные дела» (18:13). Сам Бог свидетельствует через пророка, что «сыновья Иуды и сыновья Израиля только зло делали перед очами Моими от юности своей (т. е. с самого начала своей истории)… только прогневляли Меня делами рук своих» (32:30). Иерусалим с самого дня его постройки существовал для гнева и ярости Господа, для того, «чтобы Я отверг его от лица Моего&;raquo; (32:31)».

    А вот этот фрагмент достоин особого внимания: «Многочисленные места Ветхого Завета свидетельствует о том, что израильтяне практиковали кровавые человеческие жертвоприношения и сожжения, совершая служение Ваалу, Астарте и другим идолам. Культ под названием «молох», один из самых ужасных и кровавых, был распространён в среде израильтян ещё со времён исхода из Египта. Пророк Амос говорит, что во времена странствования по пустыне евреи «носили скинию Молоха» (Ам. 5:26), что следует интерпретировать как совершение в скинии культа под названием «молох»,… в процессе которого сжигались дети жертвователя. Свидетельства о служении в то время культа «молох» и об употреблении в этих целях скинии были тщательно зачищены в процессе кодификации Торы. Это и понятно, если исходить из того, что данный культ отличался особенно отвратительным характером… Таким образом, те, от кого мы привыкли слышать упреки в нашей расовой ущербности (мол, чистых русских не осталось, все вы смешаны с татарами – и всё это вопреки очевидности и, например, заявлениям разработчиков генетического оружия, которые со знанием дела утверждают, что русские есть эталонные европеоиды, ибо нет такого генетического оружия, которое нанесло бы ущерб русским, а немцев или шведов оставило бы неповрежденными) сами нуждаются в доказательстве своей расовой чистоты. И доказать это у них не получится, ибо их собственные пророки открыто говорят, что вместо древних семитов пред их очами чернявый ханаанский сброд.

    Итак, пожалуй, за такое «почитание Богини-Матери» от индоевропейских владык можно было и огрести по полной. Думать же о том, чтобы «породниться с правящим домом», вовсе не приходилось – самим бы в этой печке не оказаться. …Таким образом, благодаря происхождению от Вениамина Меровинги имели права на Иерусалим. В этом пункте — о наследстве — смыкаются две исследуемые Бэйджентом, Леем и Линкольном гипотезы о происхождении династии Меровингов. С этой точки зрения Готфрид Бульонский, как ни посмотри, законно претендовал на Иерусалим — столицу Иудеи. С одной стороны, как потомок Иисуса Христа — царя иудейского (табличку с этой надписью на него повесили при распятии не в насмешку, а как признание его действительного статуса), а с другой стороны — как потомок Вениамина, кому искони принадлежал Иерусалим. Но здесь же обнаруживается ненужность еретической гипотезы. Обнаруживается, что игра не стоит свеч, а сенсационность оборачивается пшиком. В самом деле, чего дров ломать, если Иисус Христос был не тем, кем принято считать правильными христианами, а «всего лишь» царем иудейским? Что принципиально нового дает Меровингам происхождение от него? Царский статус и право наследовать Иерусалим. Но это у них уже и так имелось благодаря наследованию от Вениамина. (Остатки этого племени, оправившись от избиения, впоследствии дали Израилю его первого царя Саула).    А освобождением Гроба Господня, получается, вдохновлялись лишь простые шевалье, горожане и крестьяне. А их вожди, оказывается, знали, что нет никакого Гроба, никакого сошедшего и распятого Господа. Есть, мол, только Иисус Христос – Царь Иудейский, и есть его потомки, идущие, силами наивных идеалистов, забрать то, что принадлежит им по праву рождения… Всё это в высшей степени сомнительно.

Подводя итог сказанному, отмечу, что «Священная загадка», вольно или невольно, достигла одной неблаговидной цели. Цель эта, выражаясь языком дона Мигеля, – антропоморфизация, умаление архетипа. А выражаясь языком родных осин – отдать святыню псам, сделать христианство ещё менее арийским.

    Ну а теперь после сказки – быль. Единое Франкское государство можно рассматривать как часть французской истории, поскольку франки в нём были, как это сейчас говорят, «государствообразующим народом».
По Верденскому договору 843 г. Западнофранкское королевство досталось внуку Карла Великого – Карлу II Лысому (840-877). С началом Железного века того цикла пресеклась династия Каролингов, и феодалы избрали королём графа Гуго Капета (987-996), владевшего Парижем и Орлеаном. Фактическая власть первых Капетингов – Гуго Капета, Роберта 2 (996-1031), Генриха 1 (1031-60) и Филиппа 1 (1060-1108) ограничивалась пределами небольшого королевского домена. Ничего особенно интересного больше об этом 1 французском цикле узнать не удалось, да и авторы «Священной Загадки» тоже мне в этом особо не подсобили. 2 цикл (1080-1480) протекает гораздо интереснее. Что в первую очередь хочется отметить – совпадение эпохи Крестовых походов (1096-1270) с двумя первыми веками цикла – с его светлой половиной. Франция – крестоносная страна. Благодаря Крестовым походам происходит экономический подъём – организуются центры производства и торговли, особенно на южном побережье. В 12 в. постепенно преодолевается феодальная раздробленность. При короле Людовике 6 Толстом (1108-37) были подчинены непокорные феодалы внутри королевского домена (Иль-де-Франс). Но в худшую половину Золотого века англичанам удалось завладеть большим количеством земель – Нормандия, Мен, Анжу, Пуату, Аквитания). С Плантагенетами пришлось бороться Людовику 7 (1137-1180) и Филиппу 2 Августу (1180-1223). При последнем французами был одержан ряд крупных побед, в частности при Бувине в 1214. В результате Нормандия, Мен, Анжу и сев. часть Пуату вошли в состав королевского домена. Характерная черта первой худшей половины Серебряного века – Альбигойские войны (1209-15, 1216-29). Вершиной того цикла стало правление Людовика 9 Святого – последнего крестоносца (1226-1270). При Филиппе 4 Красивом (1285-1314) в состав королевского домена вошли богатое графство Шампань (1285) и Лион с областью (1307). Но в решающей битве за Фландрию при Куртре («битва шпор») в 1302 войско Филиппа было наголову разбито фландрскими ремесленниками. Это уже первая половина Медного века. Филипп 4 без разрешения папы обложил налогами церковные земли, за что был отлучен папой Бонифацием 8 от церкви. Филиппу удалось провести свою кандидатуру на папский престол и перенести его пребывание в Авиньон (Авиньонское пленение пап 1309-1377). Стоит отметить противоречивый и крайне интересный с точки зрения конспирологии эпизод борьбы с орденом тамплиером (1307-1314), который был Филиппом разгромлен, но сам Филипп в 1314 г. был отравлен масонами-тамплиерами, и это явно была месть. Конец первой половины Медного века отмечен пресечением династии Капетингов в 1328 г. На французский престол предъявил права внук Филиппа Красивого по женской линии английский король Эдуард 3.

    В 1337 началась Столетняя война. Историки утверждают, что подлинной причиной этой войны стала борьба за французские земли, находящиеся в руках англичан на континенте и за промышленно развитую Фландрию. Некоторая неправильность (а дело происходило уже в лучшей половине Медного века) заключается в том, что англичане поначалу одержали ряд побед в битвах при Слёйсе (1340), Креси (1346) и Пуатье (1356). В последней из указанных битв в плен англичанам попало множество знатных феодалов и сам король Иоанн 2 Добрый (1350-64). Дофином Карлом были срочно созваны Генеральные штаты, чтобы изыскать новые средства на ведение войны и выкуп короля. Но, вследствие того, что многие дворяне уже сложили головы или оказались в плену, Генеральные штаты оказались укомплектованными выходцами 3 сословия, получившими наконец благоприятную возможность выразить своё плебейское недовольство поборами. Дофин разогнал их к чёртовой матери. В ответ в 1357 Париж восстал. А в конце мая 1358 на северо-востоке началась небезызвестная Жакерия. Французская верхушка вынуждена была в 1360 заключить с англичанами перемирие, оставив за ними крепость Кале и всю юго-западную Францию. Карл 5 (1364-1380) упорядочил сбор налогов, ввёл систему наемных войск, построил флот и артиллерию. В 1370-х гг. военные действия возобновились, и французы одержали ряд побед. Англичане смогли удержать только несколько приморских крепостей (Байонна, Бордо, Шербур, Брест и Кале). Медный век закончился, как и положено, на мажорной ноте. Железный век начинается очень точно, с 1380 г., со вступлением на престол Карла 6 Безумного (1380-1422). Возобновляются феодальные распри. Образуются два враждебных лагеря – бургиньонов во главе с бургундскими герцогами и арманьяков во главе с графами Арманьяк.

    Естественно в БСЭ приводятся данные о множестве народных восстаний, каждому из которых присвоено определённое имя (восстание каких-то тюшенов, майотенов, кабошьенов). Всем этим БСЭ безсовестно напрягает читателя, вместо того чтобы привести какие-нибудь пикантные подробности из жизни безумного короля и его двора. В начале 15 в. англичане возобновили боевые действия. На их сторону встали бургундские герцоги, в то время владевшие не только Бургундией, но и Фландрией. После победы при Азенкуре в 1415 г. англичане овладели всей северной Францией, включая Париж. Английский король Генрих 5, женившись на дочери Карла Безумного, объявил себя наследником франц. престола. После почти одновременной смерти Генриха 5 и Карла 6 Безумного (1422) во Франции, разделенной на 2 части, оказалось 2 короля – на севере Генрих 6 Английский, малолетний сын и наследник Генриха 5, а в центральной Франции – сын и наследник Карла 6 Карл 7 (1422-1461). Когда англичане в 1428 г. начали продвижение на юг и подошли к Орлеану, то они получили народную войну. К этому периоду относится житие небезызвестной Жанны д’Арк. Были освобождены Орлеан (1429) и ряд других городов.

    В 1453 г. война закончилась полной победой Франции, в руках англичан остался только порт Кале. Франция выкарабкалась благодаря подъему Медного века своего простонародья, который англичане спровоцировали начаться чуть раньше, чем положено. Железный век ещё дал о себе знать феодальным мятежом под названием Прагерия (1440). Последний аккорд Железного века – Бургундская война (1474-77 гг.), в которой погиб бургундский герцог Карл Смелый в битве при Нанси. По существу в Железном веке уже проступают черты Золотого века следующего цикла, который оказался как бы спровоцированным той героической победой на более скорое наступление. Людовик 11 (1461-83) – это типичная фигура собирателя земель, законодателя, реформатора. Уже в его правление проступили первые черты абсолютизма. В 1481 был присоединён Прованс, а в 1491 – Бретань. В том Золотом веке Францией правили короли Людовик 12 (1498-1515), Франциск 1 (1515-1547), насколько мне известно очень почитаемый французами и Генрих 2 (1547-59). 1494-1559 Итальянские войны, закончившиеся для Франции без особого успеха. По Като-Камбрезийскому миру 1559 г. король Генрих 2 вынужден был отказаться от притязаний на Италию, но вместе с тем Франция закрепила за собой 3 важные крепости в Западной Лотарингии – Мец, Туль и Верден.

    Во второй половине 16 в. Франция вступает в полосу хозяйственного упадка, в ней начинают сказываться последствия т.н. революции цен (что это такое – я разузнать не удосужился, видимо она связана с большим притоком золота из испанских колоний). На этом фоне начинаются религиозные гугенотские войны (1562-94). Поскольку Золотой век немного раньше наступил, то, вероятно, немного раньше он и закончился. Хотя возможно, подобное явление подпадает под пункт 3 аномалий (для подъема Золотого века остается его третья четверть, а четвертая, таким образом, представляет упадок). Гугенотство распространилось в первую очередь на юго-западе страны, где сильны были традиции сепаратизма. Север оставался католическим. Во главе католического лагеря стоял могущественный род герцогов Гизов, кальвинистскую партию возглавляли Бурбоны – побочная ветвь правящей династии Валуа. Обе клики, пользуясь слабостью последних королей Валуа (Франциск 2, 1559-60, Карл 9, 1560-74, Генрих 3, 1574-89) пытались захватить власть в свои руки. Апофеозом противостояния стала небезызвестная Варфоломеевская ночь 30 августа 1572 г., красочно описанная в романе Дюма «Королева Марго». В 1576 на юге Франции образовалась самостоятельная гугенотская республика, возглавлявшаяся аристократией и поддержанная городской верхушкой южно-французских городов. В том же году католики объединились в Католическую лигу. Всё происходящее весьма характерно для упадка Серебряного века, который по моей версии начинается в 1580 г. 12 мая 1588 г. в Париже произошло восстание, в результате которого Генрих 3 покинул Париж. Власть захватили демократические элементы, равно как в Лионе, Орлеане, Руане, Пуатье и других городах.

    Во Франции одновременно оказалось несколько правительств: гугенотское во главе с Генрихом Бурбоном, королем Наваррским, католическое – с Генрихом Гизом и правительство короля Генриха 3. Испанский король Филипп 2, призванный Католической лигой, начал вооруженную интервенцию. Естественно, БСЭ упоминает о бесконечных крестьянских восстаниях, но чаще они упоминаются как раз с 1580 г. – с начала упадка Серебряного века. Наконец, королем признается вождь гугенотов Генрих Бурбон, после своего перехода в католичество. По Нантскому эдикту 1598 гугенотам делаются значительные религиозные и политические уступки (около 200 крепостей и замков, армия в 25000 чел., гугенотская республика продолжала существовать). В том же году путем заключения мира с Испанией было покончено с испанской интервенцией.

    К началу 17 в. Франция оправилась и от хозяйственного кризиса. Началась колонизация Канады. В 1610 г. в разгар подготовки к войне с Габсбургами Генрих 4 был убит благочестивым католиком Равальяком. Новая феодальная смута оказалась недолгой (1610-21). Генеральные штаты, созванные в 1614 г. не поддержали требований дворян. С деятельностью Ришельё (1624-42) – первого министра Людовика 13 (1610-43) связан подъём Серебряного века. За 2 года до формального начала подъема Сер. века, в 1628 г. взята Ла-Рошель и тем самым прекращено с делением страны на 2 части. В 1629 взяты гугенотские крепости Ним, Монтобан, Монпелье и Кагор. У гугенотов были отобраны политические права. В 1632 г. был разгромлен аристократический мятеж. В 1635 г. Франция открыто вступает в Тридцатилетнюю войну, начав против Габсбургов военные действия в Южных Нидерландах, Северной Италии и на Рейне. Первые годы войны французы терпят поражения и в 1636 г. испанские войска подошли вплотную к Парижу. В 1639-40 гг. произошёл перелом в пользу Франции и к 1643 г. она добилась значительных успехов. Вестфальский мир 1648 г., заключенный уже при преемнике Ришельё Мазарини стал торжеством французской внешней политики. Франция получила значительную часть Эльзаса. По Пиренейскому миру 1659 г., завершившего войну с Испанией (1635-59) к Франции отошли Артуа и Руссильон. Венчает цикл первая половина правления Людовика 14 (1661-1715). Нимвегенские мирные договоры 1678-79 это зенит французского могущества (1680 г. – вершина цикла по моей версии).
    Медный век протекает тоже очень правильно. В 1686 против Франции образуется Аугсбургская лига в составе Голландии, Австрии, Испании, Швеции, Савойского герцогства и мелких итальянских и немецких княжеств. Это уже предтеча антифранцузской коалиции в войне за Испанское наследство (1701-14), которую Франция с треском проиграла. Подъем Медного века выразился в выигрышных для Франции войнах за Польское наследство (1733-35) и за Австрийское наследство (1741-48). В Семилетней войне (1756-63) Франция успешно выступила против Пруссии, но потерпела поражение от Англии. По Парижскому миру 1763 она отдала Англии почти все свои колонии в Северной Америке, Индии и Африке. Дальнейшая история Франции хорошо известна. Революция с её зверствами, Директория с её коррупцией, безсмысленные наполеоновские войны, Реставрация, верхушечные революции и перевороты. Ну и наконец, Седанская катастрофа 1870 г., Парижская коммуна и Третья республика – апофеоз. 1880 г. – начало нового 400-летнего цикла. Франция вступила в него со всем шизофреническим наследством просветителей и революции. Если Русь пребывала во 2 цикле под монгольским игом, Китай в своем нынешнем цикле Золотой и большую часть Серебряного века – под властью маньчжурской династии, то Франция пребывает в рабстве идей т.н. свободы, равенства и братства. Поэтому на вершине подъема нынешнего цикла (лучшая половина Серебряного века наступает в 2030 г.) Франция имеет шанс свергнуть это идейное иго. Ей в этом помогут цветные мигранты, раздражение которыми вынудит французов отказаться от левых ценностей и, возможно, вновь стать крестоносной державой.

Судьба и люди — Индийская астрология

Страница 10 из 13

    К сожалению, я не исследовал 400-летние циклы Ирана, поэтому прикладное применение данной темы начнём с его соседа — Индии.

  В ситуации с Индией , — продолжает Антон Родоонов, — у меня царил полный мрак, пока подобно Солнцу не вспыхнуло имя «Акбар».     Правление Акбара длилось с 1556 по 1605. Индия, причем не её мусульманские завоеватели, а сами индусы, пережили в то время необычайный расцвет. Сам Акбар был женат на раджпутской принцессе, что, не в последнюю очередь, побудило его сделать во внутренней политике ставку на индусов. Поскольку высшие индусские касты сохраняют черты арийских завоевателей, то можно предположить, что, сопоставив своих головорезов с индийскими раджами, Акбар сделал определенные выводы расового свойства. Сопоставив 2 половину 16 века со второй половиной века 20, когда независимая Индия также пережила невиданный подъем, приходим к выводу, что это лучшие половины какого-то из веков. Остается решить какого — Золотого или Серебряного?Обратимся теперь ко временам чуть более ранним. В древность опять же залезать не будем, тем более что она отделена от 12 века пустотой в несколько веков. Итак, с 1175 г. правитель Газни Шихаб-ад-дин начал походы в Индию. К началу 13 века он овладел территорией вдоль всего течения рек Инда и Ганга. После его смерти в 1206 возникло независимое от Газни государство «Делийский султанат». В 1286 во главе султаната встал могущественный род Хильджей. Ала-ад-дин Хильджи (1296-1316) создал огромную армию и организовал ряд походов в Декан. Велись также войны с Китаем и Персией, что вызвало разорение казны. При Мухаммеде Туглуке (1325-51) в 1340 отпала Бенгалия, в 1347 — Декан. В Декане с 1347 идет борьба между государствами Бахмани и Виджаянагар. Произошло восстание в Гуджарате. После Мухаммеда Туглука султаном стал его двоюродный брат Фироз-шах (1351-88). Уступки индийским феодалам, снижение налогов. Рост городов, ремесел, торговли. Но после смерти Фироз-шаха распад возобновляется. В 1398 Тимур учинил Делийскому султанату разгром. Власть последующих правителей из династии Саидов (1414-1450) и Лоди (1451-1526) редко распространялась за пределы небольшой территории вокруг Дели. В отличие от 14 века про век 15-й сказать особо нечего. И, поскольку французская поговорка гласит, что отсутствие новостей это хорошая новость, то 15 век можно считать вяло текущим Золотым веком, тогда как бурный и изобилующий поражениями век 14 можно принять за Железный век предыдущего цикла.    Основателем династии Великих Моголов стал правитель Кабула Бабур, вторгшийся в Индию в 1525. В 1526 он разбил войско делийского султана Ибрахима Лоди и захватил Дели. После его смерти была небольшая междоусобица, но потом, как уже говорилось править стал Акбар… Итак, Акбар подчинил почти всю северную Индию. В 1580-82 он даже подавил восстание мусульманских феодалов, опираясь индусов. Индия, повторю, переживала расцвет и наслаждалась покоем.

При Джехангире (1605-27) происходит отход от политики Акбара, а в Индии появляются европейские хищники. Даты начала правления и, соответственно, смерти предыдущего правителя в данном случае являются индикаторами смены циклических стадий, то есть, 1555 год можно взять за начало лучшей половины Серебряного века, а год 1605 — за начало упадка Медного века. 1627-58 Шах-Джехан: первые признаки ослабления государства. Разорение крестьянства. В Гуджарате и в Декане голод и чума. Могольская армия утрачивает боевые качества. Безрезультатные войны в Декане. Сдача персам Кандагара, из-за чего закрылась сухопутная дорога в Персию и Среднюю Азию, тогда как морская торговля с Ближним Востоком и Европой уже была в руках европейцев.

    Аурангзеб (1659-1707) — деятель подъема Медного века — проводит мероприятия в интересах мусульман: освобождение мусульман от долгов индусам, введение отмененного Акбаром налога на «неверных» (1679). Таким образом Аурангзеб сделал индийскую верхушку своими врагами. При нем происходило укрепление государства, но индусов это уже не касалось. Аурангзеб — антипод Акбара. С 1656 в северо-западной части Декана начались восстания маратхов, увенчавшиеся успехом. Их вождь Шиваджи (1627-80) объявил себя независимым государем Махараштры. Восстания афганцев (1666-78) Аурангзебу удалось подавить. Восстания джатов (крестьян-земледельцев) в районе Агра-Дели продолжались всю 2 половину 17 века. В результате 50-летней борьбы им удалось выгнать могольских ленников-джагирдаров и сборщиков налогов. Во 2 половине 17 века секта сикхов очистилась от торгово-ростовщических элементов и стала на путь вооруженной борьбы, крепко настоянной на своеобразной религиозности и апокалиптике. В 1705 году объединенные силы моголов и индусских раджей взяли их крепость Анандапур. Но в 1710, уже в Железном веке, вновь вспыхнуло сикхское восстание во главе с крестьянином, носившим характерное имя Банда. Оно было с трудом подавлено моголами в 1715. Борясь с внутренними трудностями, аурангзеб проводил экспансионистскую политику. Держава моголов распространялась на всю Индию кроме крайнего юга. Тогда как в тылу отряды маратхов вторгались глубоко в пределы Гуджарата, Мальвы и Бихара. Смерть Аурангзеба в 1707 знаменует наступление Железного века. Разваливается налоговая система, растет обособление. Над целыми округами иногда устанавливается власть главарей разбойничьих шаек. Иногда феодалами становились выходцы из общинной верхушки деревень.    В начале 18 века у маратхов происходит процесс политической консолидации, образуется институт пешв. Пешва означает «главный министр». В 1714 таковым стал Баладжи Вишванатх Бхат. При пешве Баджи Рао (1720-40) маратхи завоевали большую часть Индии. Тогда как в державе моголов происходили феодальные смуты. Однако завоеванные маратхами территории находились в слабой административной зависимости от центрального правительства в г. Пуна. По существу маратхские владения представляли собой конфедерацию, где собственно маратхи составляли меньшинство.    Области, находящиеся под властью Моголов, в 1738-39 подверглись нашествию персидского шаха Надира. В 1739 он разбил войско могольского правителя Мухаммед-шаха и занял Дели. Земли к западу от реки Инд вошли в состав Персии. Распадом державы Моголов воспользовались сикхи и маратхи. В 1747 умер Надир-шах, и его лоскутная держава распалась. Возникает Афганистан, имеющий виды на северную Индию. Но сюда же были обращены и устремления маратхов. Их интересы столкнулись, и в решающем сражении 14.1.1761 под Панипатом афганцы маратхов наголову разбили. Однако, в свою очередь, сами оказались изгнанными из Пенджаба сикхами. Одним словом, 18 век рисует апокалипсическую картину войны всех против всех.Тем временем англичане нагло и активно осваивали Бенгалию, что вызвало отпор со стороны бенгальского наваба Сурадж-уд-Даулы. В 1756 он изгнал англичан из Калькутты, но в июне 1757 бенгальская армия была разбита английской военной экспедицией. В 1764 бенгальский наваб вновь был разбит уже вместе со своими союзниками. История утверждения англичан в Индии не представляет большого интереса, заметим лишь, что это стало возможным в результате глубокого упадка — вполне Железного века — который переживали большинство народов Индостана, объединенных текущим тогда 400-летним циклом.    Таким образом, к 1805 почти все индийские княжества стали вассалами Ост-Индской компании на разнообразных условиях протектората и подчинения. Для них был обязателен отказ от дипломатических сношений с другими государствами, принудительный арбитраж английского генерал-губернатора при решении внутренних дрязг, уплата дани компании, размещение её войск на своей территории. Независимость сохранял лишь Непал, Синд (в низовьях Инда) и государство сикхов. Синд был завоеван в 1843. Пенджаб после войны с сикхами — в 1849. Англичане пользовались межплеменной разобщенностью народов Индостана, но они не могли серьезно воспрепятствовать объективному историческому процессу складывания единой индийской буржуазной нации, постепенно осознающей свои корпоративные интересы, мужающей в столкновении с колонизаторами и компрадорами. Это реальность Золотого века нового 400-летнего цикла (с 1805).Подъем Золотого века открывается Индийским национальным восстанием 1857-59. 11 мая 1857 восстали сипайские части в г. Мируте близ Дели. 20.9.1857 англичане завладели Дели и, как пишет БСЭ, «учинили погром». Бахадур-шах сдался англичанам, и династия Моголов окончательно прекратила свое, даже формальное, существование. В 1885 в Бомбее прошел учредительный съезд партии Всеиндийский Национальный конгресс… Нет смысла пересказывать историю Индии конца 19 — начала 20 века. Укажу лишь, что все «зверства» англичан при подавлении различных национальных выступлений меркнут перед той резней, которую устроили друг другу мусульмане и индусы в 1947, перед обретением независимости. Это еще упадок Серебряного века.

    Англичане предоставили индусам для провозглашения независимости только очень малый временной промежуток в несколько дней августа 1947, заявив что-то вроде «Либо провозглашаете независимость сейчас, либо — никогда!» Индийские астрологи были в панике. Луна была в фазе новолуния, а кроме того, планеты составляли Кала Сарпа йогу, перед которой многие астрологи испытывают мистический трепет. Но, тем не менее, решение было найдено, и решение неплохое: гороскоп Индии.

Индия15 августа 194700:01

Дели

    Здесь, несмотря на амавасью и Кала Сарпа йогу, стеллиум из 5 планет, большинство из которых зловредные, попадает в 3 дом упачая, где не может причинить большого вреда. Кроме того, планеты, входящие в этот стеллиум, образуют друг с другом безчисленные раджа йоги, что в 3 доме дарует успех благодаря собственным усилиям. Асцендент попадает в стоячий (фиксированный) знак, что является наилучшим для таких дел, как закладка дома, основание государства. К тому же Луна была в накшатре Пушья, управляемой Сатурном. Значит, первая даша, почти 19 лет — Сатурна (лучшей планеты для Асцендента в Тельце), вторая, 17 лет — Меркурия (тоже очень хорошей для Тельца). Таким образом, у Индии было около 35 лет на построение национальной экономики. 1989-2009 — Венера. Затем 2009-2015 — Солнце (тоже ничего плохого не произойдет — Солнце как зловредная граха, управляющая угловым домом, теряет свою зловредность). Затем 2015-2025 Луна. Луна как 3 управитель для Тельца зловредна, но она в своем знаке и опять же включена во все эти раджа йоги. Опять ничего страшного. Но потом Марс. Вот здесь упадок Медного века проявит себя в полной мере. Нам то это на руку — может, они с китайцами схлестнутся, сузив нам фронт работ по пришествии во власть.

    А вот пакистанцы, вероятно, были незнакомы с индийской астрологией, и в их гороскопе провозглашения независимости весь этот жуткий стеллиум попал в угловой 4 дом, что сулило разделение территории. Итог известен: в 1971 Пакистан разделился на собственно Пакистан и Бангладеш. В этом неудачном гороскопе, вероятно, провиденциально отразилось то обстоятельство, что у мусульманских народов, входивших в английскую колонию, был другой 400-летний цикл, и им не светил подъем в ближайшие десятилетия.

Судьба и люди — Индийская астрология

Страница 9 из 13

 Лирическое отступление окончено — вновь к главной теме.

    Доктор Рао с большой симпатией относится к русским и к России. Возможно, он испытывает оптимизм по отношению к нам. Вряд ли он имеет адекватное представление о нынешней Россиянии. Ему, верному астрологической этике, свойственно говорить о положительной стороне прогноза и опускать отрицательные черты. Последними придётся заняться мне.    У того же К.Н.Рао в книге «Карма и перевоплощение в индийской астрологии» можно найти отрывки о затмевающем, отравляющем действии Раху на ум и о других факторах, создающих порочные умственные тенденции. Итак, этими факторами являются:1)     положение Раху в 5 доме или в связи с хозяином 5 дома;2)     аспект хозяина 6 дома к хозяину 5 дома или его нахождение в 5 доме;

3)     любые комбинации хозяев 5 и 6 домов с Раху в любом доме.

    Как видим, все три этих фактора бесспорно, в чистом виде, присутствуют в гороскопе РФ:1)     Раху находится в 5 доме, в Козероге, в соединении с хозяином 5 дома – Сатурном.2)     Сатурн, управляя Водолеем, является также и хозяином 6 дома и находится в 5 доме. Асцендент в Деве (Канья-лагна) – единственный, при котором 5 и 6 дома попадают под управление одной и той же планеты. Следовательно, любому феноменальному или ноуменальному субъекту с асцендентом в Деве в большей степени, чем представителю любого другого знака (при прочих равных условиях) должна быть свойственна извращённая умственная позиция по ряду вопросов. По этой причине я, например, считаю асцендент в Деве самым неудачным, но это только моё частное мнение.

3)     Таким образом, хозяева 5 и 6 домов (в одном лице) находятся в соединении с Раху в 5 доме ума и творческой деятельности, и этот хозяин 5 и 6 домов ретрограден.

    Налицо стечение факторов, а значит, прогноз из вероятностного становится категоричным. Далее доктор Рао пишет: «Если такая комбинация присутствует в гороскопе, значит змея, которую символизирует Раху, уже впрыснула свой яд в мозг человека. Это может вызвать ментальные отклонения, в экстремальных случаях – помешательство, а также сильную завистливость, ревность». Следует добавить, что в этой комбинации присутствует также и Луна, сама по себе являющаяся показателем ума, что возводит вышеперечисленные тенденции в степень.    В навамше Раху вновь попадает в 5 дом и получает аспект Марса. Аспект Марса к Раху или Кету в любом гороскопе создаёт проблемы, а дом, в котором находится поражённый Лунный узел, покажет, где они проявятся. 5 дом – это ум и творческая деятельность. С этим в Россиянии дела обстоят плохо. Говоря о навамше, следует отметить, что асцендент вновь попадает в земной знак (рождённый ползать?), а Марс и здесь прибавляет к своей природной вредоносности вредоносность приобретённую (как хозяин 4 дома нейтрален, как хозяин 11 зловреден).И вот потихоньку начинает вырисовываться картина нынешней россиянской действительности. Оборотная сторона и без того сомнительного процветания – разложение душ, готовность торговаться непреходящими, идеальными ценностями ради преходящих материальных благ. Режим держится на воткнутой в зачумлённое московское небо останкинской игле, без конца впрыскивающей в россиянские умы наркотики в виде концертов потухших поп-звёзд и еврейских юмористов вперемешку с церебралезином политкорректности, этно- и веротерпимости и т.д.    Таким образом, 18-летний период Раху становится временем наркотического самообмана, за который безвольным феллахским населением будет промотан неприкосновенный капитал, принадлежащий будущим поколениям. Обменивать национальное достоинство и гордость на подачки мирового сообщества – значит рубить сук, на котором сидишь. Как уже отмечалось, плоды «великой нефтяной державности» достаются далеко не всем. Идёт усиленная подкормка этнических мафий, национальных автономий. Из русских анклавов по-прежнему вытягиваются последние соки. Власть предержащие сочтут вскоре вообще ненужным делиться с гражданами нефтяными доходами. Легко себе представить, что станет с пресловутым стабилизационным фондом, который власть имущие берегут на чёрный день (на свой, разумеется), начнись в стране серьёзные волнения.     Несчастья «нефтяной комбинации» не исчерпываются вышеперечисленными синдромами умопомрачения. Мы подошли к самому интересному. В книге К.Н.Рао «Планеты и дети» в главе об астрологических причинах бездетности мы вновь встречаем нашу роковую комбинацию, и вот что о ней сообщается: 1)     «Если Раху в 5 доме аспектируется Марсом (это присутствует в навамше – А.Р.), то предвещается потеря ребёнка.

2)     Если хозяин 5 дома вместе с Раху и Сатурном находится в 5 доме и аспектирован или соединён с Луной,… предвещается потеря ребёнка в результате проклятия змей».

    Кто такие «змеи» и что означает «ребёнок» для государства. Попробуем в этом разобраться, не претендуя на однозначные и объективные выводы. Совершенно очевидно, что слово «змеи» нельзя толковать буквально. Если в Индии змеи, а именно кобры, занимают большую нишу в народном сознании, то в России всех вместе взятых гадюк не хватит, чтобы убедить нас в своём змеином влиянии. За Раху и Кету стоит сложный комплекс символов и мифов, стержнем которого является представление о том, что нечто отжившее, покидая зримый мир, Явь, уходит в подземный мир теней, обретает демонические, устрашающие черты и персонифицируется змеёй или драконом – таинственными и страшными жителями подземелий.

    В любой религии можно отследить хтонических божеств – повелителей вечного вчера – тёмной доисторической эпохи, оттеснённой в область даже не легенд, но только мифов. Когда-то (может быть в реальности этого никогда и не было, но мифологическая структура человеческого сознания так требует) им поклонялись, но затем они потерпели поражение в битве с молодыми богами солнечного света и грозы и вынуждены были, пресмыкаясь, отойти в тень, как в области культа и мировоззрения, так и в области человеческой психики. От молодых богов человеку достались дисциплина, воля, индивидуализм, моногамный брак. От богов поверженных (или демонов) – склонность к полигамии, оргиастичность, община. Устройство человеческого календаря в древние и не столь древние времена позволяло отдать дань обеим природам человека.

    Это устройство было троичным: выделялись дни постов, когда требовалось духовное горение (тапас), обычные дни, когда было уместным только половое общение между супругами и редкие (не больше 1-2 раз в год, приуроченные, как правило, к кардинальным точкам годового цикла) дни оргий, когда дозволялись и даже требовались эротические вольности – таковы римские сатурналии или наш праздник Ивана Купалы.Изысканное и зело мудрое учение Тантры предельно микрокосмизирует этот миф, делая из него систему физиологических упражнений, ведущих к состоянию блаженства. Тантра берёт за основу древних божеств, что естественно, учитывая её автохтонное ядро, лишь облагороженное Ведантой. Она помещает змееподобную богиню Кундалини на самое дно человеческого бытия, в Муладхара чакру. Богиня спит, но её можно разбудить – и тогда она, поднимаясь и принимая всё более рафинированные формы, дарует всё более тонкие виды удовольствий.
    Раху приписывается алчность и ненасытность, в гороскопе он является своеобразной точкой одержимости. В безтелесном (орфография моя – А.Р.), развоплощённом мире степеней свободы намного больше, чем в мире, стянутом узами материи. Там между желанием и его удовлетворением нет той пропасти, которая их разделяет в нашем материальном мире. Не искупленная, то есть не взятая на Небо душа, попав в мир Нави, мечется в вихре бесконечных желаний, так как, очевидно, ей больше нечем заняться. Несомненно, одно из значений Раху – это наши предки. Причём, те из них, кому не оказана честь пребывать на небесах. Согласно индуистской космологии, в подземном мире, наряду с прочими обитателями, живут Дайтьи, сыновья богини Дити (Связанности), чья связанность и ограниченность, а может быть и неспособность вырваться из замкнутого круга бесконечных желаний, не позволяет им обитать среди небожителей. Понятно, что в то время как души, взятые в Сваргу, можно пересчитать по пальцам, не удостоившихся этого – бесчисленные сонмы. В пользу предположения о предках говорит и то, что в семье Раху обозначает бабушек и дедушек, то есть то поколение, которое готовится покинуть сей мир и присоединиться к предкам.

    Слепые души, мечущиеся по различной степени комфорта регионам преисподней и уставшие от вожделений, в удовлетворении которых они не встречают никаких преград, но которое, тем не менее, остаётся фиктивным, должны испытывать зависть и недоброжелательство к миру людей и, говоря объёмней, к миру, актуально (то есть в настоящий миг) проявленному. Раху и Кету периодически вызывают затмения – «заглатывают» светила. Солнце связывают с мужской ипостасью божества, а Луну – с Богиней-Матерью. Бывают и перверсии: например, на Руси Солнце уподобляли Царице Небесной, а месяц – молодому богу. Так или иначе, Солнце и Луна – актуальные регенты на небесах, и они являются главной целью расчленённого пополам, но бессмертного змея-асура, пытающегося вернуть свою власть и своё время. Тени прошлого регулярно наведываются в наш мир, и для последнего такие встречи, как правило, не несут ничего хорошего. Конечно, не всегда предки желают нам зла. Это было бы ужасно и нелепо. Если ось Лунных узлов пересекает кендры или затрагивает трикону, не испытывая при этом поражающих влияний, имея сильные диспозиторы или будучи аспектированными Юпитером (то, что Юпитер при этом рискует получить Гуру Чандала йогу, это другой вопрос), то они несут положительное влияние и в свои маха- и антардаши дают хорошие результаты.
    Иногда бывает, что Раху возносит человека на головокружительную высоту. Он это делает с потусторонней лёгкостью, не воспринимая преграды в качестве реально существующих. Но затем джинн отказывается дальше работать, и человек низвергается оземь. Таков пример Адольфа Гитлера – творца нового Средневековья. С 1930 года и до смерти у него шла махадаша Раху, расположенного в 9 доме удачи и дхармы и аспектированного из 3 дома Юпитером, хозяином 3 и 6 домов геройства и борьбы и Луной, хозяйкой 10 дома деяний и власти.     

    Великолепная мрачная готика, приобретшая за время «пребывания» в небытии некоторых внешне инфернальных черт, вернулась и с лёгкостью сожрала жалкую действительность экономистов, пацифистов и прочих общечеловеков. Ариософ Гвидо фон Лист в начале века пророчествовал о приходе в 30-х годах «сильного свыше». Пришли как свыше, так и «сниже». Герои Вальхаллы, смешавшись с духами преисподней, чуть было не поломали хребет теплохладной иудохристианской цивилизации. (С высоты своей нынешней идеологической позиции могу сказать, что вышеозначенные «инфернальные черты» — скорее, выдумка либеральной и советской пропаганды).    Чем изношеннее и старее эпоха, тем явственней проступают в ней инфернальные черты мира безтелесных духов, тем сильнее роль Лунных узлов в гороскопах и тем большее внимание надо им уделять. Лёгкость, с которой возникают миллиардные состояния… Но если некий Ротшильд основал финансовую империю и не потерял её при своей жизни, то лишь для того, чтобы она рухнула при каком-нибудь его несчастном потомке, который, может быть, уже родился, и погребла под своими обломками множество «невинных» жертв. Сейчас объём виртуальных ценностей в экономике превышает объём ценностей реальных в сотни раз. Экономика накачана воздухом акций, фьючерсов, долговых обязательств и т.д. Этот пузырь должен лопнуть, и Великая Депрессия покажется невинной шуткой.    Возвратимся к России. Можно сколько угодно в Конституции, на митинговых лозунгах писать: «Недра принадлежат народу» – истинным владельцам недр на это наплевать. Я говорю не об олигархах. «Чёрное золото» принадлежит чёрному богу. Кладовые подземелий – это сокровища нагов и титанов, а также и наших предков, которые хотели бы, чтоб этих сокровищ хватило не на одно поколение «дорогих россиян». Никому из обитателей бхуварлоки не по нраву, что какие-то тёмные арамейские личности набивают их богатствами свои карманы и кошёлки своих заокеанских родственников. Им непонятна и наша позиция, вот уже второе десятилетие оторопело взирающих на эту наглость. Раху сам по себе означает недра и подземелья. 4 дом означает то же самое. Положение Раху во 2 доме от 4-го говорит об эксплуатации недр с целью дохода, а его поражение – знак того, что эта эксплуатация ведётся хищнически и безпардонно. С исчерпанием недр будет исчерпан и «кредит доверия» к нам со стороны их владельцев. Но что же всё-таки означает проклятие потери ребёнка в случае, когда речь идёт о государстве?    Вернёмся к значениям 5 дома: дети, беременность, ум, талант, творчество, образование, написание книг, процветание… Все эти вещи и понятия, внешне друг с другом вроде бы не связанные, подходят под один общий архетип. А именно, все они являются плодами творческой деятельности субъекта, проистекающей от полнокровия, изобилия и потенциала, вступившего в фазу растраты. То, что умственная деятельность в этой стране в последние десятилетия зачахла, очевидно каждому. Россия уже не способна, как прежде, с лёгкостью забрасывать мир семенами плодотворных мыслей. Но самое главное, как любили повторять при коммунистах: «Дети – наше будущее». Это государство теоретически (вопреки тому, что я здесь ему «накаркал») может просуществовать сколь угодно долго. Но преемников (детей) у него не будет. Чему тут казалось бы радоваться?    На протяжении тысячелетия мы разбрасывались своей творческой энергией, не заботясь о том, кому достанутся и на что пойдут её плоды. Это сполна устраивало тюркскую часть созданного суперэтноса, как правило, не способную на мало-мальски значимые творческие достижения, и убаюкивало русских, фонтанирующая творческая энергия которых навевала им иллюзию, что «всё путём» и «верной дорогой идёте, товарищи». Вы творите, а начальство разберётся, как использовать ваши свершения. А то, что у этого начальства фамилии Бланк, Бронштейн, Каганович, Джугашвили, Микоян, Берия, – ну так, всякая власть ведь от Бога… По существу, теневой стороной тысячелетнего проекта под названием «Россия», является эксплуатация русского творческого гения и его конвертация в проекты, русскости совершенно чуждые. И вот «змеи» большими кастрационными ножницами кладут этому предел. Слишком много сил тратит организм на выработку семени, чтобы разбрасывать его по неблагодарным утробам.

    История России – это расовая энтропия. 1000 лет Россия шла к тому, к чему пришла в ХХ веке. К азиатскому способу производства с идиотским трудовым энтузиазмом и установлением никому не нужных трудовых рекордов. От богатырей-берсерков – к азиатскому способу ведения войны, состоящему в том, чтобы завалить врага пушечным мясом. От искусных полководцев и тонких стратегов XVIII-XIX веков – к военачальникам вроде Тухачевского и Жукова. От ровного и постоянного держания себя в форме – к тюркской пассионарности (наплодились – куда-то поскакали – кого-то замочили – получили по рогам – поджав хвосты, назад вернулись).

    В аспекте политическом, русским никогда не удавалось полностью взять власть и ресурсы под свой контроль. В аспекте культурном, не удалось обзавестись для своего мирочувствования собственным языком и пришлось заимствовать чужие – византинизм и барокко, отдавая, тем самым незаслуженную дань Византии и Европе. Мы застряли в своём предвремени, в предыстории, в своей «меровингской эпохе». По прежнему, единственным понятным для нас языком (я не беру в расчёт опустившуюся часть интеллигенции, образованщину) является метафизика и апокалиптика. Это не приверженность «арамейщине», а следствие юности расы, испытывающей страх перед грядущим историческим бытием и ответственностью, которую в связи с этим придётся на себя взять.

Всю эту тысячу лет наблюдалась определённая преемственность российских политических режимов. Попытки, в борьбе со своими братьями, перетянуть на свою сторону половецкие полчища князьями, самих с немалой примесью половецкой крови, сменились унизительным домогательством ордынского ярлыка на княжение. Московия унаследовала Орде.

    Петербургский период стоит особняком. Некий просвет забрезжил в пыльной степной мгле. Повеяло с Балтики первобытной варяжской Русью. В образе Петербурга восстал непокорённый арийский Новгород. Он никак не заслуживал той ненависти, которой наградили его славянофилы – сплошь и рядом выходцы из обрусевших тюркских родов. К началу ХХ века русская порода настолько размылась, что завоевания предков оказались в ненадёжных руках. Надо думать, уже тогда обитатели питрилоки сильно напряглись. В 1917 году эта расовая помойка выплеснулась на улицы («рожи сахалинские…» — записал в те дни Бунин). Иудеи-большевики воспользовались шансом и всё вернули на круги своя. Являя собой квинтэссенцию азиатчины, они возвратили Россию в «славные» времена хазарско-ордынского террора, с особой плебейской ненавистью обрушившись на отборных представителей русской породы – самых красивых, талантливых, сильных, ответственных, деловитых. Полнокровие и чистота крови – вот чего теперь нам может не хватить, чтобы роди ь самих себ к историческому быт ю. Наконец, их бог выдохся и, поднатужившись, произвёл на свет тщедушного отпрыска, обречённого быть последним в этой цепи неруси, чей гороскоп мы сейчас рассматриваем.
    В гороскопе РФ вслед за махадашой Раху последует махадаша Юпитера. Юпитер – самая благотворная граха по своим натуральным свойствам. Он расположен в 10 доме, в кендре (в угловом доме), что хорошо. Однако для Канья-лагны Юпитер выступает акцидентально зловредной планетой. Он является врагом Меркурия – хозяина лагны и, управляя двумя кендрами, становится нейтральным, теряя свою натуральную благотворность. Он расположен в Близнецах – созвездии Меркурия, которого считает своим врагом и не аспектирован ни одной другой благотворной грахой. Он не включён ни в одну хорошую йогу (здесь стоит отметить, что в гороскопе РФ вообще нет ни одной раджа йоги, что предопределяет место этой страны в мире; здесь правит серость, а таланты чувствуют себя ненужными), но, располагаясь в дустхане от Луны, образует с ней плохую Шаката йогу («карьера плетётся со скоростью воловьей повозки»).

     Но самое главное – он, управляя 7 домом, становится маракой – планетой, отнимающей жизнь. Если марака не влияет на лагну или хозяина лагны, то опасности для жизни, вроде бы, нет. Но в 7 доме расположен Марс, хозяин опасных 3 и 8 домов, а Юпитер, тем самым, становится его диспозитором и несёт его влияние. Марс аспектирует Юпитера четвёртым аспектом. Аспект хозяина 8 дома к мараке из марака-стханы гарантирует «весёлую жизнь». Юпитер – планета идеалистов и благородных. Мой прогноз таков, что с началом махадаши Юпитера, в начале 20-х годов, к власти (хотя бы на некоторое время) придут честные люди при поддержке военных (не обязательно российских!). И Юпитер, и Марс – враги Меркурия, являющегося хозяином лагны. Приход к власти таких людей будет означать конец этого государства, изначально существовавшего как сырьевой придаток США, Европы и Израиля, а при Владимире Владимировиче ещё и Китая, как кормушка для всевозможных этнических мафий. Из русских анклавов будет образовано новое государство с асцендентом в знаке Огня или Воды. 

С этим убогим гороскопом можно сравнить другой, который вызывает у меня безпредельную симпатию.

Судьба и люди — Индийская астрология

Страница 6 из 13

  Открытие генерала Мошкова

    Владимир Александрович Мошков, генерал царской армии, сочетал свои служебные обязанности с занятиями расовой теорией.
    Попутно он сделал, можно с уверенностью сказать, гениальное открытие о 400-летних циклах, которые свойственны любому народу независимо от расовой принадлежности и других глобальных факторов. Свои мысли он опубликовал в работе «Механика вырождения» (есть в «Русской расовой теории до 1917 года»). Мошков пришёл к выводу, что человечество является гибридным (ублюдочным) видом – продуктом смешения белого дилювиального человека с питекантропом – и в течение очень долгого времени принуждено колебаться между двумя чистокровными типами, приближаясь то к одному, то к другому. Если же для вырождения и в ту, и в другую сторону требуется приблизительно одинаковое время, то естественно, что в жизни человеческих обществ должны существовать правильные периодические колебания, следы которых можно отыскать в истории… Стремление смешанного человека преобразоваться в один из изначальных, чистых видов есть стремление молекулярное и не может быть вызвано внешними условиями (такими как направление господствующих ветров, высота над уровнем моря, характер питания, уровень образования, таланты или немощи правителя)… Если гибридное человечество вследствие каких-то причин постоянно колеблется между прогонизмом и атавизмом, то при господстве первого из этих процессов народ должен преуспевать, а при обратном – падать…

    Это обстоятельство и лежит в основе 400-летних циклов. При этом, отмечает Мошков, не имеют никакого значения национальность, вероисповедание, форма правления, величина государства и его статус в мире… Итак, при ближайшем знакомстве с циклом легко заметить, что он распадается на 2 половины по 200 лет, из которых каждая носит особый характер. Первая половина – восходящая, вторая – нисходящая. В первую половину преобладает прогонизм, во вторую – атавизм. В первую половину цикла государство растёт и крепнет и ровно к концу 200 года достигает максимума своего благополучия, а потому этот год можно назвать вершиной подъёма. Начиная отсюда, во вторые 200 лет цикла государство клонится к упадку, пока не достигнет, в конце концов, нижней точки своего падения. После этого начинается новый 400-летний цикл и т.д. Каждая из половин цикла по ходу исторической жизни явственно распадается на 2 века, так что весь цикл состоит из 4-х веков, у каждого из которых свой особый характер. Мошков решился присвоить этим 4 векам названия Золотого, Серебряного, Медного и Железного из античной мифологии, видимо, подспудно догадавшись, но нигде, впрочем, это не обозначив, что открытые им циклы есть микрокосмизация космических эпох, или ЮГ (которые у индусов назывались соответственноСатья юга, Трета юга, Двапара юга и Кали юга).

     Древние замечали во время упадка понижение умственного уровня, неразумие падающих людей и позднее умственное развитие, вследствие которого детство их в высшей степени безпомощно. Большую часть жизни падающий человек занят приобретением умственных богатств, а когда достигнет полного умственного развития, то живёт недолго и скоро умирает. Во время упадка древние наблюдали падение нравственности, нравственную испорченность, неразлучную с физической. Люди, говорят они, становятся порочными, совершают различные злодеяния, приобретают буйный нрав, легко вступают в столкновения с ближними, пылают к ним враждой и становятся безпощадными. Эта вражда проникает даже в семейства и нарушает родственные связи: дети враждуют с родителями, а братья с братьями. Люди совершают друг над другом насилия и буйства и истребляют один другого. В обществе господствуют безпорядки и смуты. Нарушается его равновесие и внутренняя гармония. Ложь царит в мире, нигде нельзя найти правды и справедливости и вообще зло торжествует над добром. В половых отношениях господствует разврат. Всё это отзывается на судьбе отдельных людей в виде тяжкого труда, тяжких забот, печали, горя и всяких несчастий. Наконец, в физическом отношении изменяется наружность человека, фигура его теряет стройность. Продолжительность жизни сокращается и увеличивается смертность. Так как идёт процесс атавизма, то происходит приближение к питекантропу. Возрастает число дебилов и уродов. У племён белой расы поднимается процент темноволосых, низкорослых и брахицефалов. Можно отметить в этой связи, что в московских захоронениях 16 века (Железного) преобладают темноволосые брахицефалы.

    Подъём составляет прямую противоположность упадку и представляется древним пробуждением к жизни. Сроки умственного и физического взросления сокращаются. В нравственном отношении люди чужды всякого зла, они добродетельны, справедливы, честны. В отношениях между ними господствуют согласие, мир, благость и милосердие. Они бодры и веселы, наслаждаются продолжительной жизнью и умирают безболезненно. У белой расы возрастает количество блондинов, высокорослых и долихоцефалов. У цветных рас черты лица становятся тоньше, появляются достойные гейши, с которыми не западло духовно пообщаться.Каждый век цикла снова распадается на 2 полувека. Первая половина каждого века – упадок, а вторая – подъём, за исключением последнего, 4-го века, который весь представляет сплошной упадок. Машкову удалось даже выявить роковые года полустолетий: 43 год лучшей половины Серебряного и Медного веков, 4 год лучшей половины Медного века. Во второй половине Серебряного века, которая является временем подъёма и обыкновенно отличается рядом побед над внешними врагами, 43 год выделяется из ряда других крупными поражениями среди побед, им предшествующих и за ними следующих. Это маленький период упадка (около 5-6 лет) среди полувекового подъёма. В среднем получается 43 год. Во второй половине Медного века 43 год носит тот же характер. Среди подъёма внезапно происходят события, отличающие упадок. Например, среди господствующего в государстве внутреннего спокойствия наступает бунт или революция, а если ведётся война с внешним врагом, то поражение. Наоборот, светлые пятна на тёмном фоне: 26 и 40-й года первой половины Железного века.

    Что касается участия в подъёмах и упадках разных слоёв населения, то, чем выше стоит в государстве какое-нибудь сословие, тем раньше наступает его подъём или упадок. Разница между циклами аристократии и простонародья – 115 лет. В связи с этим любопытно отметить, что разница между 1801 и 1917 годами составляет именно это число (погрешность всего год).

    Самый лучший период – когда подъём Серебряного века аристократии совпадает с подъёмом Золотого века простонародья. 1777-1812 в России. Худший – когда упадок Железного века аристократии совпадает с упадком Медного века простонародья (1927-1977). Тут сразу возникает вопрос об аномалиях. «Как так – победа в войне, полёты в космос, сверхдержава, спортивные победы?» — надо смотреть, чем всё закончилось.Наибольшее расхождение – Золотой век (элита – вверх, низы – вниз). Наибольшее сближение – Медный век. Аномалии исторического цикла. 1)                 Усиление упадков. В нормальном цикле в 3 первых веках упадки должны быть слабее, чем в Железном, а в ненормальном они могут быть одинаковыми с Железным веком или даже сильнее этого последнего.2)                 Подъёмы в каждом из столетий могут заменяться упадками, но это чаще случается только в одной половине цикла. Так, если в Золотом и Серебряном веках подъёмы обратятся в упадки, то вторая половина цикла, т.е. Медный и Железный века пройдут правильно. С такой ненормальностью я столкнулся в своей работе не один раз.3)                 Подъёмы Золотого и Серебряного веков редко обращаются в упадки. Чаще всего небольшая часть подъёма в них остаётся и почти всегда на определённом месте периода. В Золотом веке такое место – 3 четверть столетия. В Серебряном же веке во 2 его половине вся середина полустолетия может обратиться в упадок, а для подъёма остаются его начало и конец.4)                 В Медном веке ненормальности бывают реже всего. Но если они случаются, то здесь происходит раздробление столетия на мелкие периоды, в которых упадки чередуются с подъёмами. Но в таких случаях число лет упадка в общей сложности равняется числу лет подъёма.5)                 В Серебряном веке иногда случается запаздывание его первой половины лет на 10-15, но тогда общее число лет упадка в течение первых двух столетий цикла непременно сравняется с числом лет подъёма.6)                 В Железном веке во второй его половине, как редкостное явление, случается вместо упадка подъём почти такой же сильный, как в Золотом, но он редко бывает продолжительным и держится чаще всего каких-нибудь 10-15 лет, а кроме того является для государства плохим предзнаменованием. После такого несвоевременного подъёма государство или погибнет, или надолго утратит свою самостоятельность, или не будет иметь ни одного хорошего подъёма во весь следующий цикл. 

    Последняя аномалия целиком и полностью касается России. Причём, такой несвоевременный подъём наблюдался как после победы во 2 мировой войне, так и сейчас. Железный век у нас идёт с 1912 по 2012 год. Рассуждения Мошкова о Железном веке мы можем дополнить примером наполеоновской Франции и советской России. Происходит так, что нация, вдохновляется химерами вроде свободы, равенства и братства и считает своим долгом распространить мусорные идеи своих просветителей на весь мир. Или же коммунизмом во всём мире (оставим пока за скобками степень добровольности подобного помешательства). По существу, нация становится орудием в руках тёмных сил, а когда она выполнит свою «миссию», её выкидывают, как списанный механизм. Она бросает на воплощение своего бреда остатки сил и выдаёт какие-то свершения, которые, будучи химерическими, поскольку вдохновлены химерами, оказываются утраченными, а нация, отдав за них реальные силы и пролив настоящую, а не виртуальную кровь, остаётся у разбитого корыта. Это агональный порыв.

    Чем обернулась т. н. «Великая победа», почему налоги на землю в Белоруссии после войны были в 4 раза выше, чем в Грузии, почему русские – нация победителей – продолжали как тягловые лошади тащить на себе весь этот окраинный сброд, не удосужившись воспользоваться завоёванным авторитетом для улучшения собственного положения, присовокупив к нему ещё и всяких негров и арабов, заявивших о своём «социалистическом выборе»? Самое же главное – не хватило ни воли, ни ума выдернуть то жало смерти, которое вонзили в нас в 1917 году и которое продолжало язвить национальный организм, даже не смотря на то, что русоеды из ленинской гвардии были практически полностью вычищены ещё в конце 30-х.

    Знаменитый тост Сталина за русский народ, который прошибает слезу у патриотов, на самом деле носит откровенно издевательский характер. Сталин чуть ли не открыто издевается над русскими, которые не перешли массовым образом на сторону немцев и не помогли им скинуть режим интернациональной банды, учинившей им, русским, небывалый в истории геноцид. Вместо этого они, причём многие по доброй воле, стали на защиту этих мега-упырей, поведясь на дешёвые славянофильские, патриотические клише, которые в нужный момент осени 41-го извлекли из почти что небытия. Кто вспомнит через полвека, что в космос первыми полетели русские, а не какие-нибудь россияне, которые к тому времени будут обладать чертами орды Аттилы? Таких вопросов можно задать очень много. По внутренним же ощущениям, по качеству жизни никакого подъёма не происходит. Пусть каждый вспомнит своё бытие в застойные годы, а те, кто постарше – в послевоенную эпоху. Внутреннее разложение никуда не девается и подспудно продолжает подтачивать национальный организм. Сейчас ещё хуже – подъём носит совершенно виртуальный характер, в него не верят даже те, кто о нём кричит из телеящика, но история его «зачтёт» за подъём со всеми последствиями, указанными в п. 6 об аномалиях.

    Итак, кратко разберём русские 400-летние циклы.

    Подробно они рассмотрены у Мошкова в статье «Механика вырождения», я же акцентирую то, о чём умалчивают учебники истории. К слову, Мошков отмечает, что в России циклы протекают правильнее, чем где бы то ни было. Вот вам подлинная ценность расхожего клише: «Умом Россию не понять». Это камень не в огород Тютчева, а в тех, кто бездумно как попугай повторяет эту фразу с неблагожелательным для русских умыслом. 862 год – начало лучшей половины Золотого века в точности совпадает с призванием варягов. Варяги это славяно-скандинавские дружины, промышлявшие на Балтике морским разбоем и объединённые термином «руотси» или «Русь», что значит дружина. Русь стремительно объединяется, и в самом конце Золотого века, как и положено, наступает первый внешнеполитический прорыв: в 907 году Олегов щит на вратах Цареграда. В первую половину Серебряного века (912-962) происходит закономерный откат. Русы терпят урон от византийцев, поражаемы «греческим огнём», неудачно воюют с хазарами. Здесь надо дать представление о том, с кем руссам пришлось иметь дело, что представлял собой Хазарский каганат? Я процитирую пассаж с одного из Интернет-ресурсов:     История Хазарии коротка – немногим более трех веков. В середине VII века н. э., когда Русь еще не была единым государством, а представляла из себя совокупность независимых земель и городов (Гардарику), на обломках Тюркского каганата в Нижнем Поволжье и восточной части Северного Кавказа возник Хазарский каганат, просуществовавший до середины X века.     Хазары, потомки древнейшего индоевропейского населения Западной Евразии, представляющего тюркскую и частично финно-угорскую ветвь, до III века обитали в низовьях Терека. В III веке они отвоевали у сарматов берега Каспия (Терская и Волжская Хазарии). Постепенно, в результате многочисленных завоеваний Хазария превратилась в одну из могущественнейших и гигантских держав. Под ее контролем оказались важнейшие торговые пути Восточной Европы: Волжский – «Из Варяг в греки» и «Великий шелковый» – из Азии в Европу. В годы расцвета, в начале VIII века, территория Хазарского каганата простиралась от Черного до Каспийского моря. Их владения включали Северный Кавказ, Приазовье, большую часть Крыма, южное Поднепровье. Долгие десятилетия хазары воевали с арабами за закавказские земли. Вытесненный оттуда арабами, каганат переместился на Нижнюю Волгу.     Кардинальные политические изменения произошли в Хазарии в результате бегства туда значительного числа иудеев из Сасанидского Ирана и позднее – из Византии. Неожиданно в почти полностью языческом каганате влияние вновь появившихся пришельцев возобладало настолько, что в первой половине VIII века некий знатный вельможа Булан сумел навязать верховной хазарской знати иудейскую веру. Его потомок – богатый и знатный иудей Обадий, совершив в самом начале IX века захват власти, превратил кагана (царя) хазар в послушную марионетку.     Хазары, подверженные древнему сакральному культу кагана, верили в его божественное происхождение. Но при этом и все свои бедствия – военные поражения, засуху, голод и т. д. – они связывали с ослаблением его духовной мощи.

    После иудейского переворота, совершенного Обадием, каган оказался в полном затворничестве под наблюдением бека и его ближайшего окружения.

    С Обадия пошли 13 хазарских каганов-иудеев династии Ашинов, но иудаизм не стал государственной религией Хазарского каганата. Основная масса племен, населяющих каганат, по-прежнему исповедовала язычество, а также частично ислам и христианство. Каган, бек и знать устоями ортодоксального иудаизма были напрочь отделены от основной массы населения страны.     Реформы Обадия способствовали резкому возрастанию еврейской диаспоры каганата за счет притока мигрантов из Византии и всего Средиземноморья и… ее усугубляющемуся отчуждению от коренных этносов. Право занимать государственные посты могли лишь мужчины, рожденные от матерей-евреек. Правящая верхушка каганата, состоявшая из нескольких тысяч человек, держала в тайне свою приверженность иудаизму. С этого времени… наступила эпоха посреднической торговли и паразитического обогащения правящей верхушки. Новое правительство справедливо не верило своему народу и держалось на копьях мусульманской гвардии. Иудейская элита проживала в городах Хазарии в роскоши и достатке, под охраной хорошо вооруженной стражи из 12 тысяч наемников – мусульман (арсиев). Хазарам же – язычникам – вменялось пасти скот, но главное – воевать, выбивать дань из покоренных народов, пригонять рабов. Естественно, такое положение вещей не раз вызывало у них протест, нередко приводивший к восстаниям. В начале IX века в Хазарии вспыхнуло всеобщее восстание против господствующей иудейской верхушки.     После его немыслимого по жестокости подавления (с повстанцев сдирали кожу, заливали глотки расплавленной смолой и т. д.) правящая элита уже не скрывала своих верований…     В руках иудейской элиты сосредоточились важнейшие рычаги управления. Войска, должностные посты, решение важнейших государственных проблем, включая замену верховного правителя, но главное – финансы, контроль за торговлей, налогами, данью. Хазары брали с проходивших по Волге караванов 1/10 стоимости товара. Хазарский царь Иосиф писал Хасадаи ибн Шафруту, министру при дворе Омейядского халифа Испании Абдаррахмана III: «Я живу у входа в реку и не пускаю руссов». На Дону для контроля за купцами также стояли крепости, главной из которых был Саркел. На Каспии те же функции выполнял Семендер. В таманских и крымских городах торговля находилась под неусыпным наблюдением хазарских «тудунов» (смотрителей).     Колоссальной статьей доходов каганата на протяжении всей его истории оставалась работорговля. Регулярные набеги на соседние земли (преимущественно славянские) давали хазарам большое количество рабов, которых продавали по всему миру. По свидетельству средневекового путешественника Ибрагима ибн Якуба, евреи добывали из славянских стран не только воск, меха и лошадей, но главным образом военнопленных для продажи в рабство, а также юношей, девушек и детей.     Именно тогда в европейских языках (английском, французском и немецком) слово «славянин» стало синонимом слова «раб». Племена полян, северян, радимичей, вятичей, попадая после многочисленных войн под власть хазар, облагались данью. Именно при сборе дани для Хазарии в Древлянской земле был убит Игорь, князь киевский и муж Ольги. Кроме собственно дани, покоренные князья славянских земель Юга Руси выставляли по первому требованию хазарских правителей войско для участия в войнах в любой точке Евразии. Войны в интересах иудейской верхушки Хазарии. Фактически землю Южной Руси попали в хазарскую кабалу. Захват новых сфер влияния, рабов Хазария вела частые войны. Но для войн использовались наемные армии различных народов. Хазарские купцы покупали только победы. Если воины терпели поражения, их казнили.

Благодаря сложившимся условиям в IХ–Х веках на базе Хазарского каганата был создан мощнейший международный синдикат, сосредоточивший в своих руках значительную часть всей международной торговли и оказавший колоссальное воздействие на всю мировую политику. Под финансовым влиянием хазарских иудеев оказались французские императоры династии Каролингов, испанские Омейяды, династия Саманидов в Центральной Азии, арабские халифы и пр. Разумеется, у финансового благоденствия каганата появилась ущербная черта. В стране не осталось ничего национального: крепости строили византийцы, товары и продукты и даже оружие поступали в виде дани с подвластных народов.

    И вот, тотчас по наступлении лучшей половины Серебряного века, который, как мы помним, является вершиной исторического цикла, наступает триумф русской политики. Не откажу себе в удовольствии вновь предаться цитациям, дабы окунуть вас в атмосферу национального триумфа.

Поход Святослава

    Славянские племена и уже возникшее тогда Киевское княжество сопротивлялась каганату. Вся первая половина десятого века была наполнена столкновениями и конфликтами Хазарии и Руси. В 939 г. Киевский князь предпринял крупный военный поход против Хазарии. Ему удалось захватить город Самкерц (ныне Тамань) на берегу Керченского пролива. В ответ Хазария наняла крупное мусульманское войско, которое повел на Русь известный еврейский полководец «достопочтенный Песах». Песах освободил Самкерц, огнем и мечем прошел по Крыму и Южной Руси, дошел до Киева и обложил Киевское княжество данью.     Хазария, постепенно, интригами, заговорами и войной продвигала свое влияние на север Руси. Каганат стал главным и самым опасным врагом Руси, угрожавшим самому физическому существованию ее народа. Поход Святослава, тогда еще молодого, но энергичного и талантливого полководца, начался летом 964 года. Святослав не пошёл напрямую от Киева к Волге. Ибо на пути лежали контролируемые Хазарией земли и племена. Здесь была очень велика вероятность встречи с наёмными Хазарскими войсками. Кроме того, в этом случае намерения Святослава стали бы очевидны для Хазарии заранее и они бы успели подготовить для встречи достаточно многочисленную армию из подконтрольных племен и наемников. Святослав пошёл в обход. Русы поднялись по Днепру до его верховьев и перетащили ладьи в Оку. По Оке и Волге Святослав дошел, вернее доплыл, до столицы Хазарии – Итиля. Появление Святослава было неожиданно для иудейской верхушки Хазарии.     Тот факт, что войско Святослава безпрепятственно и неожиданно для врага достигло Итиля по Волге на ладьях, позволяет сделать однозначный вывод о том, что это войско было весьма немногочисленно. Технические и ресурсные возможности того времени не позволяли перемещать по рекам на ладьях большие армии. Данную военную операцию можно сравнить с ударом спецназа по штабу вражеской армии. И блестящая гениальность этого удара заключается в том, что этот удар принес победу не только над армией врага, но и победу в войне в целом, и тотальный разгром противника.     Столица Хазарии располагалась на огромном острове (19 км. в ширину), который образовывали две волжские протоки: собственно Волга (с запада) и Ахтуба (с востока). Ахтуба в те времена была такой же полноводной рекой как и сама Волга. Большая часть хазар-аборигенов при высадке русского войска убежала в дельту Волги. Дельта Волги была в те времена раза в три больше, чем сегодня. Она была естественной крепостью: в лабиринте протоков мог разобраться только местный житель. Летом тучи комаров, появлявшихся с закатом солнца, победили бы любое войско. Острова дельты были покрыты бэровскими буграми – огромными холмами высотой с четырехэтажный дом. Эти бугры и протоки и дали убежище настоящим хазарам.     В ином положении оказалось еврейское население. Изучать волжские протоки еврейским купцам и их родственникам смысла не было: они для того и создавали свою монополию внешней торговли и ростовщичества, чтобы жить в комфорте города. Евреи были чужды коренному населению – хазарам, которых они эксплуатировали и угнетали. Соответственно, хазары своих правителей – «элиту» тоже не любили и спасать не собирались. Бежать евреям было некуда. Поэтому во главе войска, основную часть которого составляла наемная мусульманская гвардия, навстречу Святославу вышел сам каган Иосиф. Он показывался своим подданным лишь в исключительных случаях. Случай был именно такой.

    Мусульманская гвардия в Хазарии (некий аналог россиянского ОМОНа) была создана не для войн, а использовалась как внутренние войска для подавления хазар-аборигенов. В войнах иудейская верхушка Хазарии использовала наемные армии и армии состоящие из покоренных народов. При столкновении с войском Святослава эта гвардия и собственно еврейское ополчение было вырублено почти под корень. Равнина под стенами Итиля была усеяна трупами и ранеными. Каган Иосиф в плотном кольце конной гвардии бросился на прорыв. Потеряв большую часть гвардейцев, он спасся от погони в степи под покровом ночи. Части евреев – жителей Итиля под прикрытием битвы также удалось уйти на Терек – в современный Дагестан (привет Сарочке Семендуевой – она же «Жасмин»!). Но только незначительной части. Большая часть евреев надеялась на кагана и его гвардию, поэтому осталась в городе и была тотально вырезана войском Святослава. Дружина князя взяла в Итиле огромные трофеи. Данная битва и грандиозная по своим последствиям победа была одержана предположительно в начале июля 964 года.

    Фактически в этот день Хазария была разгромлена. Бежавшая иудейская элита даже не пыталась организовать мероприятия по отражению агрессии русов – нанять войска, договориться с союзниками… Она (административно-торговая элита) занималась лишь эвакуацией капиталов и своих семей в спокойные страны. Продолжая поход Святослав пришел на Терек. Там стоял второй большой хазарский город – Семендер. Святослав разгромил его и забрав у населения лошадей, волов и телеги двинулся через Дон на Русь уже посуху. Уже возвращаясь Святослав взял и уничтожил еще одну Хазарскую крепость на Дону – Саркел, гарнизон которой состоял из наемных кочевников. Крепость была разрушена, город переименован в Белую Вежу.

Значение Разгрома Хазарии для Русского народа

    Главным достижением похода явилось то, что Киевская Русь вернула себе независимость. Свободу от дани, свободу от дани войском для Хазарских походов. Конец работорговли в регионе и набегов на Русские земли с целью захвата рабов, поставившие под вопрос выживание русского народа. Хазарский каганат был сокрушен. Конец Хазарии означал объединение в едином государстве, Киевской Руси, большей части восточнославянских племен. Во время похода были сокрушены и зависимые от каганата земли булгар, буртасов, ясов и касогов. Власть хазар была сокрушена не только в центре Хазарии, но и на ее окраинах. Конец Хазарии означал свободу проезда Руси в Каспийское море, Хорезм и Закавказье. Русь открыла себе свободную дорогу на Восток. Торговые связи Руси с Востоком укрепились, благодаря устранению посредников Хазарии.     Сокрушение Хазарии, верхи которой исповедовали иудаизм и поддерживали его среди подвластных и окружающих народов через распространение выгодного для них мировоззрения — порабощения, рабства, покорности и превосходства иудеев, означало сокрушение оков наиболее тяжкого угнетения — духовного, которое могло погубить основы яркой, самобытной духовной жизни славян и других народов Восточной Европы. Поход князя Святослава, сопровождавшийся, как сообщают восточные источники, разорением мусульман, на долгое время приостановил проникновение мусульманства в Поволжье. Победа князя Святослава означала, что верховенство над кочевыми народами Причерноморья и Прикаспия от хазарского кагана перешло к киевскому князю. Поэтому в последовавшем в 967 году походе Святослава на Дунайскую Болгарию участвуют на его стороне угры и печенеги.     Русские летописи и былины помнят о хазарах, о борьбе с ними, об их последующей судьбе. Хазарские воины были в составе дружин князей Игоря и Мстислава. Русские летописи вспоминают о хазарах в Тмутаракани Х1-ХП вв. Но если после разгрома Хазарии и восточные и западные источники отождествляют хазар с иудеями (как это делает Артур Кестлер, сам возводящий свой род к хазарам), то русские летописи и былины этого не делают. В русских былинах есть два образа — Козарина и Жидовина. Первый наряду с русскими богатырями воюет против врагов Руси. Со вторым сражается Илья Муромец. В былинах и духовных песнях в народе сохранилась память о борьбе с «царем иудейским» и «силой жидовскою». То есть русский народ видел разницу между простыми хазарами и правителями Хазарского каганата. Истинных хазарских памятников до сих пор не обнаружено.     Киевская Русь оказалась самым могучим и последовательным врагом иудейского хазарского каганата. Почти полутора столетняя освободительная война восточных славян против хазарского каганата была завершена походом князя Святослава. Сокрушив основные военные силы каганата во главе с каганом и разрушив основные опорные узлы хазар на Средней и Нижней Волге, на Северном Кавказе и Нижнем Дону, князь Святослав лишил власти и торгово-ростовщическую верхушку Хазарии основы их паразитического существования. Хазарское царство исчезло как дым сразу же после ликвидации основного условия его существования: военного превосходства над соседями и тех экономических выгод, которые доставляло обладание важнейшими торговыми путями между Азией и Европой. 

    Медный век. Мошков отмечает его вопиющую неправильность, я же могу добавить, что именно в это время начинается расовое смешение – князья начинают враждовать и в попытках обеспечить себе преимущество прибегают к помощи степняков, нередко вступая в браки с половецкими княжнами. Рыба, как это водится, гниёт с головы. В Железном веке (1112-1212) этот процесс достигает апофеоза. Послушаем А. Широпаева: «Начать, видимо, надо с основания Москвы. Землями, на которых возник этот город, ранее владел некий Кучко — боярин, новгородский колонист. Он был потомком тех новгородцев, что поселились в этих местах еще до приглашения Рюрика. Но пришел Юрий Долгорукий и начал, по словам историка И. Забелина, «стеснять полное приволье здешних старожильцев, особенно богатых земских бояр, из старинных новгородских колонистов». Обычное дело для Москвы: даже ее первые шаги в истории ознаменованы «наездами», закручиванием гаек и борьбой за укрепление «вертикали власти». Очевидно, Юрий Долгорукий, навязывал себя новгородским колонистам в качестве этакой административной «крыши» (понятно, почему его памятник стоит напротив нынешней московской мэрии). Кучко послал Юрия куда подальше и в результате был убит. Его сыновей Долгорукий отослал во Владимир, к своему сыну Андрею, будущему Боголюбскому. Один из них позднее и возглавил успешный заговор против Андрея.

    Монархисты часто именуют Андрея Боголюбского первым царем, что неслучайно. Этот сын степнячки (его матерью была половецкая княжна), амбициозный и жестокий, заложил основы будущего самодержавия. По существу, он противопоставил Северо-восточную Русь, Залесье всей остальной Руси, создавая особый культурно-государственный феномен, который позднее получит название Московии. Андрей первым начал московитское «собирание русских земель», подмяв рязанских, муромских, смоленских, кривских, волынских князей. Деталь, ставшая определяющей для позднейшей московской экспансии: взяв в 1169 году Киев, Боголюбский отдал его своей рати на трехдневное разграбление. Это было неслыханно: князья-«междоусобники» не поступали с русскими городами так, как этот «собиратель». Л. Гумилев отмечает, что для Андрея «Киев был столь же чужим, как какой-нибудь немецкий или польский замок». Сказано верно, но недостаточно. Чужой для Андрея Боголюбского была вся Русь как таковая: вольная, самобытно-регионалистская, с европейской культурой и вечевым строем. Андрей отстаивал принципиально иную цивилизационную модель, он хотел русскую историю переформатировать в историю российскую. Но время еще не пришло. Живи Боголюбский на шесть десятков лет позже, то обрел бы в этом деле могущественного покровителя – Батыя.
    Аппетит приходит во время еды. Растоптав Киев, Боголюбский решил взяться за вольный Новгород, которому готовил ту же участь. Огромное войско, состоящее из дружин вассальных князей, повел его сын Мстислав, выжигая села, убивая старых и малых, обращая в рабство женщин и детей. Однако у стен Новгорода «низовские» рати были наголову разгромлены. Час торжества московщины еще не пробил – вероятно, и потому, что русские Залесья в те времена еще считали новгородцев своими, не шибко отличаясь от них культурно-политическим ладом. Залесская Русь знала вечевой быт; даже в начале эпохи татарщины, в 1260-х гг., народ во Владимире, в Суздале, в Переяславле, в Ростове Великом, в Ярославле поднимался против ханских баскаков по зову вечевых колоколов. И позже, в 1290 году, жители Ростова, как пишет историк С.М. Соловьев, «встали вечем на татар». Это уже потом залесцы, превращенные в московитов, будут называть новгородцев «вечниками-крамольниками», а само слово «вече» на Москве станет синонимом беззакония и бардака.

    В конце концов, Андрей был убит в результате заговора, который инициировал сын боярина Кучки, Иоаким. Тут дело, думаю, не только в личной мести, но и в невозможности отстранить Боголюбского от власти путем демократической процедуры: институт веча, скорее всего, был парализован княжеским самовластьем. Даже монархические историки вынуждены констатировать всенародную радость по поводу смерти Андрея: «казалось, что государство освободилось от тирана». Началось восстание и всеобщее избиение функционеров ненавистного авторитарного режима. Народ с трудом утихомирили церковники, вероятно, вещавшие, что политику князя исказили негодные чиновники и судьи – один из базовых мифов российской государственности от Боголюбского до Путина.
    Закономерное «кармическое» воздаяние наступает уже в худшей половине Золотого века следующего цикла: 1222 год – разгром при Калке, 1237-1240 гг. – монголо-татарское нашествие непосредственно на Русь. В том цикле Русь почти лишается подъёмов Золотого и Серебряного веков. Пика подъёма хватает лишь на частичное избавление от ига. В 1380 г. Дмитрий Донской громит рать Мамая действуя, увы, как послушный вассал легитимного ордынского владыки Тохтамыша. Сергий Радонежский даёт ему благословение на ту битву, только получив доказательства, что Мамай узурпатор. После победы Тохтамышу отсылается верноподданническая реляция. Что не помешало ему 2 года спустя разгромить Москву не из желания отомстить за Мамая, который был его врагом, а в стремлении наказать конкурирующий, возвысившийся улус.

    В том цикле Русь была почти полностью лишена своего национального бытия, радости и полнокровия первой, светлой половины цикла. Однако стоит отметить характерный для Золотого века переворот в умах, прекрасно описанный историком Сергеем Соловьёвым. Суждение его о том, как «монгольское нашествие из бури разрушительной было превращено всеблагим Промыслом в бурю благодетельную». В своем первом сочинении 1841 «Феософический взгляд на историю России» С. Соловьёв развивает нижеследующее историософское построение: «Период удельный дал народу сознание о его единстве, но народ России, узнав, что он составляет единое целое, ещё не знал, что он такое? что за народ? ибо не умел, не мог отличить себя от других народов. Он узнал себя, подпавши под власть монголов. Удельные князья дали народу русскому единство, монголы – национальность, точно так, как национальность древних греков родилась после войн персидских. Русские заметили, что они не азиатцы, а народ христианский, европейский, ибо сознание о предмете всегда приводится в ясность посредством противоположения.

    Как греки, узнав Азию после персидских войн, начали называть всех не греков варварами, так русские начали звать ордынцев погаными, собаками, а себя христианами, народом крещёным, тем самым показывая, что человечность состоит в христианстве и гражданственности. При монголах родилось сознание о вере христианской, как превосходнейшем отличии русских, откуда проистекала пламенная ревность сохранить это отличие. Отличив себя от азиатцев, русские увидели также всю бездну различия между азиатским деспотом и своим царём-отцом, почему русский царь назывался с монгольской эпохи царём белым, т.е. чистым, в отличие от хана – царя поганого».
    Здесь я хочу предложить оригинальную историософскую трактовку одного исторического эпизода, случившегося на протяжении того горького Золотого века: о первом и пока единственном русском короле, о попытке создания антитатарской оси (своего рода Антикоминтерновского пакта 13 века) и инициировании Крестового похода против татар. Видный русский публицист Алексей Широпаев в частности пишет: (…)

Ссылка на ЖЖ Антона Родионова